Воскресенье, 2024-07-21, 6:28 AM
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт

Разделы сайта
Хоккеисты (биографии) [26]
Дэвид Бекхэм - легенда из легенд [21]
Он — лучший футболист на свете. Он — футболист, перед которым благоговеет его поколение.
Самые абсурдные нелепости [18]
Правила футболиста [15]
Фигурное катание - слезы на льду [14]
Альберт Шестернев [10]
Футбольные рассказы [52]
Тренер - Гус Хиддинк [12]
Сборная СССР [13]
ФУТБОЛ
Тайна футбола [13]
Как обеспечить безопасность [10]
Мнения о футболистах [10]
Небезопасный спорт [23]
Истории про футболистов [15]
Зинедин Зидан [10]
Старый Локомотив [25]
О тренерах футбольных команд [40]
Футбол в Бразилии [33]
Поразительные факты [26]
Чудаки и оригинали [18]
Спортивная подводная стрельба [18]
Футболисты легенды [73]
Почему футбол? Почему именно он, покорив мир, стал спортивной игрой номер один?
Именитые династии [31]
Беговой длинный день [31]
Мысли о футболе [63]
Путешественники [26]
Система Кацудзо Ниши [22]
Тайные общества [24]
Сестра Земли [24]
Япония при жизни Мусаси [16]
Школа выживания при авариях [22]
Форварды нашего времени [18]
Надежды российского футбола [35]
Великие военные тайны [19]
Австралия для туриста и спортсмена [14]
Про книги [21]
Уникальные факты [56]
Физическая ключевая идея [82]
Чудеса в мире [25]
В Исландии [28]
Футбол на всю жизнь [19]
Футбол в Англии [37]
Именитые спортсмены [69]
Спортивное самбо [39]
История футбола [54]
Мятеж. Революция. Религиозность. [15]
Новости спорта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
                      

Увлечение спортом

Главная » Статьи » Беговой длинный день

Жеребца, сыгравшего решающую роль в нашей парижской эпохе, звали Алеша
Жеребца, сыгравшего решающую роль в нашей парижской эпохе, звали Алеша.
На самом деле у него было другое имя, из двух слов, плюс в середине артикль
"ле", но Эдуард Иванович прочел его неправильно. Получилось - Алеша. Мы
посмеялись, однако новое имя нам понравилось, так мы и стали называть
жеребца Алешей.
Алешу мы еще в Москве приметили, штудируя в "спортлагере" французские
газеты. Алеша был чемпионом своего поколения и в прошлом году, впервые
допущенный к призу Америки (неофициальному чемпионату мира), неожиданно
занял второе место.ит аутсорсинг москва, обслуживание компьютерной техники с соответствии с мировыми. сеть
Об Алеше и сейчас много писали в прессе. Весной он не знал поражений.
Летом тренировался в Нормандии по определенному плану. В призовых заездах не
участвовал. В воскресенье он должен был выступать в Венсенне в Большом
призу, первый раз после перерыва. Прогнозисты прессы предсказали ему победу.
Приблизительные шансы в тотализаторе у Алеши были два к одному.
Всю неделю Женя ломал голову над проблемой Алеши. Ночью сквозь сон я
слышал, как он вставал и уходил на кухню. Утром я обнаруживал полную
пепельницу окурков. Я понимал, почему Женя так нервничает. После приема в
Посольстве Борис Борисович намекнул - дескать, кое-что пришло из Москвы, и
если будет верная лошадь...
Что же касается меня, то я от крупной игры устранился. Я ломал голову над
проблемой терсе. Терсе прошло в Венсенне уже несколько раз, но радости мне
не принесло. Максимум я угадывал двух лошадей на билет. Я заметил, кстати,
что поддаюсь гипнозу газетных прогнозов. Очень уж убедительно доказывали
специалисты шансы своих избранников.
В пятницу мы попросили свидания у Бориса Борисовича. Женя был настроен
по-боевому. Он сказал:
1. Ипподром разобьет Алешу в копейки.
2. Алеша на первое место не поедет, ибо наездник его готовит к призу
Америки.
3. Даже если бы наездник захотел, Алеше первое место не взять - приз
крупный, конкуренты сильные.
4. После длительного перерыва в выступлениях любая лошадь не в состоянии
выиграть крупный забег - такого в природе не бывает.
5. Наша задача - сыграть против Алеши. Любая лошадь (кроме Алеши)
принесет крупную выдачу.
Я нашел план Жени гениальным. Эдуард Иванович сказал, что лучше не
придумаешь. Борис Борисович тяжело вздохнул и вытащил из сейфа пять тысяч
франков.
В субботу вечером я колдовал над своим терсе. Я решил сыграть на все
оставшиеся у меня деньги. Терсе шло за Большим призом, в котором выступал
Алеша. В Большом призу Женя сделает свои миллионы - а в Женю я верил, - так
что я мог резвиться в своем терсе. Я перевязал лошадей - фаворитов прессы. Я
перевязал темноту, которая в прессе не упоминалась. На последнем билетике я
отметил три номера: 19-18-11. Девятнадцатый был битый фаворит,
восемнадцатого и одиннадцатого пресса в глаза не видела - гастролеры с
провинциальных ипподромов. Венсенн им не по зубам. Но там, в провинции, они
занимали первые места, а мне запало в голову высказывание Жени, - мол,
лошади должны участвовать в бегах и иметь привычку побеждать.
Утром, наверное, мы первыми появились на трибунах Венсенна. Мы засекли
Алешу на предварительной разминке. Он ехал шагом. "Хорош, - процедил Женя, -
в принципе хорош!" Другого вороного жеребца наездник в зеленом камзоле
работал долго и упорно, посылая адом на противоположной от трибуны прямой.
"Вот этот выиграет бег, - сказал Женя. - Запомни жеребца".
Когда участники Большого приза выехали на круг, мы узнали вороного
красавца. Это был Арчибальд, под четвертым номером.
- Четвертый номер - счастливый для нас! - сказал Женя и скомандовал: - К
кассам, старики!
В кассе лупили Алешу - девятого номера. Женя поставил двести билетов на
Арчибальда-победителя, а мы с Эдуардом Ивановичем - по сто пятьдесят.
Арчибальд с ходу взял бровку и повел бег. Он делал все правильно, он не
тормозил, он не рвал на подъеме, чтоб не задохнуться, - он не пропускал
никого по бровке и оттеснял преследователей в поле, заставляя их делать
лишние метры дистанции. И резвость была потрясающей. Арчибальд шел легко и
ровно, как машина.
- Класс! - бормотал Женя. - Вот как надо выигрывать!
Арчибальд проворно выворачивал на финишную прямую с последнего поворота,
но тут на ипподроме стал нарастать гул. С поворота, чуть ли не десятым
колесом, сделав немыслимый крюк (лишних пятьдесят метров), вылетела упряжка
и буквально в несколько секунд оторвалась от основной группы лидеров метров
на двадцать. Это была не лошадь - это была ракета! По ликующему реву
ипподрома я понял, кто победил, - конечно, Алеша!
Казалось, последние метры дистанции Алеша проходил шагом. Разумеется, так
только казалось. После ошеломляющего посыла на повороте казалось, все вообще
остановилось, и наездник бросил вожжи.
И действительно, чего ему было бояться? Соперники ехали на лошадях, он -
на ракете!!
Ничего подобного я никогда в жизни не видел.
По-моему, Арчибальд проиграл даже второе место, но нас это уже не
интересовало.
- Какой заезд! - восторженно повторял Женя. - Увидеть и умереть!
- Все, отмучились? - спросил Эдуард Иванович.
- Заткнись, Эдик! - цыкнул Женя. - Ты ничего не понимаешь в искусстве!
И как ни странно, Эдик заткнулся.
Я упросил ребят не уходить, остаться еще на заезд, посмотреть терсе. И мы
продолжали говорить про Алешу и не обращали внимания на разминку, а когда
прошел заезд, мы продолжали говорить про Алешу - мол, такой лошади в природе
не существовало, плевали мы на проигрыш, едем в Москву, увидеть Алешу и
умереть... Говорили мы с Женей, а Эдуард Иванович молча, заткнувшись, сжимал
в ладонях кучу проигранных билетов. Потом, когда публика стала орать, я
глянул на финишную прямую и тоже заткнулся.
Продолжал говорить Женя:
- Такой заезд! Увидеть и умереть! Алеша - это бог, плевать на все, едем в
Москву...
- В Москву мы не едем, - сказал я и указал на табло.
На табло высветили номера: 19-18-11.
- Я угадал терсе. В порядке.
Теперь заткнулся Женя, а Эдуард Иванович всхлипнул:
- Ребята, вы непотопляемы!
Категория: Беговой длинный день | Добавил: fifa2009 (2011-01-21)
Просмотров: 2880 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]