Воскресенье, 2024-07-21, 8:21 AM
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт

Разделы сайта
Хоккеисты (биографии) [26]
Дэвид Бекхэм - легенда из легенд [21]
Он — лучший футболист на свете. Он — футболист, перед которым благоговеет его поколение.
Самые абсурдные нелепости [18]
Правила футболиста [15]
Фигурное катание - слезы на льду [14]
Альберт Шестернев [10]
Футбольные рассказы [52]
Тренер - Гус Хиддинк [12]
Сборная СССР [13]
ФУТБОЛ
Тайна футбола [13]
Как обеспечить безопасность [10]
Мнения о футболистах [10]
Небезопасный спорт [23]
Истории про футболистов [15]
Зинедин Зидан [10]
Старый Локомотив [25]
О тренерах футбольных команд [40]
Футбол в Бразилии [33]
Поразительные факты [26]
Чудаки и оригинали [18]
Спортивная подводная стрельба [18]
Футболисты легенды [73]
Почему футбол? Почему именно он, покорив мир, стал спортивной игрой номер один?
Именитые династии [31]
Беговой длинный день [31]
Мысли о футболе [63]
Путешественники [26]
Система Кацудзо Ниши [22]
Тайные общества [24]
Сестра Земли [24]
Япония при жизни Мусаси [16]
Школа выживания при авариях [22]
Форварды нашего времени [18]
Надежды российского футбола [35]
Великие военные тайны [19]
Австралия для туриста и спортсмена [14]
Про книги [21]
Уникальные факты [56]
Физическая ключевая идея [82]
Чудеса в мире [25]
В Исландии [28]
Футбол на всю жизнь [19]
Футбол в Англии [37]
Именитые спортсмены [69]
Спортивное самбо [39]
История футбола [54]
Мятеж. Революция. Религиозность. [15]
Новости спорта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
                      

Увлечение спортом

Главная » Статьи » Австралия для туриста и спортсмена

ЗАПАДНАЯ АВСТРАЛИЯ
Западная Австралия огромна. Занимая территорию более 2,5 млн. кв. км, она больше Аляски и Техаса вместе взятых. По сути дела, если бы ЗА была государством, то по площади она занимала бы девятое место среди всех стран мира.
 Вместе с тем это наименее населенная территория. Индия, скажем, по площади примерно равна ЗА, но её население насчитывает 700 млн. чел., а на засушливых просторах Западной Австралии живет всего-то 1,5 млн. душ.
Расположенная вдали от крупных демографических оазисов Австралии на восточном побережье, ЗА, похоже, находится в полнейшей изоляции. Перт самый глухой столичный город в мире: Бали от него ближе, чем Сидней. 
Большая часть территория штата представляет собой бесплодную пустыню, северная часть — буйные тропики, юго-запад — зону умеренного климата. Весной — с сентября по ноябрь, сюда приезжает много гостей из восточных штатов — понаблюдать за цветением диких цветов. В эту пору необъятные дали этой земли захлестывает половодье красок. 
Безбрежность, небольшое население и экзотический пейзаж придают этому штату колорит нового фронтира, причем это впечатление усугубляется, когда после нескольких часов езды от Перта вы оказываетесь в самом сердце дикой Глуши.
Когда будете планировать поездку по ЗА, советуем почаще сверяться с картой, чтобы точно рассчитать свои силы. 
Ведь неискушенный путешественник может придумать себе увлекательный маршрут на уик-энд, не отдавая себе отчета, что расстояние от одного населенного пункта до другого может составить полторы тысячи километров!
Плацдарм поселений. Западная Австралия была пунктом прибытия исконных австралийцев. Подсчитано, что более 50 тыс. лет назад, предки современных аборигенов мигрировали на юг от островов Индонезийского архипелага. 
Это было в Ледяной век, когда уровень моря был куда ниже, чем сейчас, а между Кимберлийским побережьем и Индонезией было менее 100 км водных просторов. Первые австралийцы, вероятно, приплывали сюда на бамбуковых плотах, подгоняемых волнами. От северо-западного берега они постепенно расселились по всему континенту. 
Много тысяч лет спустя, в 1616 г. первые европейцы оказались вблизи от Западно-австралийского побережья, когда голландский шкипер Дирк Хартог дошел до острова (ныне он называется Дирк-Хартог) близ Канрнарвона. В следующем столетии многие мореходы Ост-индской компании, бороздившие Индийский океан в поисках Батавии (ныне — остров Ява), высаживались на этот угрюмый берег, прибитые штормами "ревущих сороковых параллелей". Кораблекрушения тогда были привычным делом, и у жителей местных аборигенных поселений уже в наше время были обнаружены голландские гены, которые им передали, вероятно, матросы с погибших кораблей.
Первым английским исследователем, посетившим Австралию, был Уильям Дампьер — в 1688 г. он находился на борту «Сигнета», когда фрегат стоял на ремонте в водах залива Сигнет в Кимберли. 
Увиденное не произвело на него сколько-нибудь значительного впечатления, ибо он нашел, что земля бесплодна, а её обитатели "несчастнейший народ на земле". Его отзыв от "Большом южном континенте" был столь невдохновляющим, что очередной английский исследователь лишь через столетие задумал подплыть к нему поближе.
 Это был Джеймс Кук.
И лишь в 1827 г., побуждаемый опасениями, что на протяженном побережье могут закрепиться французы, капитан Джеймс Стерлинг отправился из Сиднея искать на западном побережье удобное место для английского поселения. Первые колонисты прибыли сюда в 1829 г. и заложили поселок в 16 км выше по течению р. Суон.
 Вскоре тут в окружении черных лебедей возникла выросла деревенька на 300 жителей, получившая название Перт (Perth). Поселок тихо рос, а Стерлинг стал первым в ЗА "сам себя сделавшим" гражданином. Его назначили лейтенант-губернатором, потом губернатором, и в конце концов пожаловали рыцарское звание за заслуги перед короной.
Заставить вольных колонистов отправиться на освоение западных земель оказалось делом непростым. 
Отчаянный дефицит рабочей силы вынудил власти колонии с 1850 г. начать «импорт» сюда каторжников — к явному неудовольствию «отцов-основателей» поселка. К 1858 г. население Перта едва достигало 3 тыс. чел., ещё меньшее число белых поселенцев отваживалось уходить дальше в глубь суши. Но положение резко изменилось после открытия в здешних местах золота. Когда в 1890-х гг. мир узнал о богатых золотых приисках близ Калгурли, Перт мгновенно стал центром последней в австралийской истории "золотой лихорадки". Тем не менее, даже после того как в Кимберли возникли крупнейшие в мире скотоводческие фермы, многие регионы северо-востока долго ещё оставались необжитыми. А в ХХ в. открытие во многих местах штата крупных месторождений полезных ископаемых — от урана до газа и нефти на северо-западном шельфе — заложило основу его современной экономики.
Для удобства ЗА можно разделить на шесть регионов: столица штата Перт, юго-запад, золотые прииски, побережье к северу от Перта, Пилбара и Кимберли.
 Перт, австралийский Даллас. Как и в пору "золотой лихорадки", практически все маршруты Запада начинаются в Перте. Возникший на западном побережье континента как противовес старым и перенаселенным восточным мегаполисам, этот город стал символом австралийской уверенности в себе многие сказали бы даже: самоуверенности. 
Перт все ещё живет в отблесках роскоши "шумных 1980-х", когда он стал приютом мультимиллионеров-нефтепромышленников. которые вошли в столь тесный союз с лейбористами, что штат называли не иначе как "Западная Австралия, инкорпорейтед". 
Алан Бонд стал самым знаменитым из местных предпринимателей, который финансировал выступления команды «Австралия-2» в Кубке Америки 1984 г. по скачкам. Тогда победа австралийских жокеев, казалось, символизировала могучий дух превосходства этого дикого края над остальными штатами. (Впрочем, в 1987 г. когда состязания состоялись уже во Фримантле, Кубок вновь вернулся к янки). 
Другой магнат Лори Коннелл прославился воистину замашками римского патриция: он имел привычку ставить по 60 тыс. на дерби, и однажды после очередного крупного выигрыша прокутил 47 тыс. долл., угостив всех присутствующих в ресторане ипподрома и одарив выпивкой 1500 зрителей на трибунах. 
Он уже собрался выстроить себе самый большой в мире жилой дом, как вдруг дела его пошли под откос.
Блистательный фасад австралийского процветания рухнул в одночасье после паники на Уолл-стрит в 1987 г., и австралийцы стали свидетелями серии скандалов вокруг финансовых воротил, которых пачками сажали на скамью подсудимых и отправляли за решетку (даже премьер лейбористского правительства штата Брайен Бурк, закончил свою карьеру на нарах). 
Сегодня Перт — город, переживший благотворное очищение, хотя даже поскромневший Перт 1990-х стоит того, чтобы совершить сюда долгий перелет с востока. С населением около 1,2 млн. чел., Перт более чем какой-либо иной австралийский город остается цитаделью преуспеяния.
Невзирая на свою репутацию золотоносной курочки для коммерсантов всех мастей, Перт стал первым городом в стране, где открылся свободный университет.
 Здесь стали проводиться фестивали искусств, и в какой-то момент Перт показался его жителям настолько оторванным от остальной страны в смысле либеральности нравов, что послышались призывы к отделению штата от Австралии. Движение сепаратистов потерпело крах, но и по сей день, когда в Перте чувствуют, что остальная страна идет не в ногу с Западной Австралией, — или слишком уж наживается на природных богатствах западно-австралийских недр — старые сепаратистские знамена тут же вынимаются из пронафталиненных чехлов. 
Благодать просторов. Перт строился таким образом, чтобы можно было в полной мере использовать его географическое расположение. Главный городской вид открывается на Пертские воды (Perth Water) — естественный водоем, образованный расширением русла р. Суон (Swan River) в большой залив шириной 1 км. 
С приближением к океану река разливается, и многие жители города предпочли выстроить свои дома вдоль берегов. Близ устья начинаются песчаные морские пляжи. На городской территории расположены более 1 тыс. кв. км парковых угодий, заказников и спортивно-игровых площадок. Рядом с деловым районом находится Кингз-Парк — ботанический заповедник площадью 400 га. В пору горнодобывающего бума 1970-х гг. многие австралийские и транснациональные корпорации возвели в Перте свои представительства. 
Присутствие офисных небоскребов резко изменило облик городского центра, и старожилы жалуются, что город утратил свой традиционный шарм уютного сельского захолустья.
Среди современных построек выделяются Развлекательный центр (Entertainment Centre) на 8 тыс. мест и роскошное казино «Бурсвуд» (Burswood Сasino). К радости горожан, многие старые здания в Перте удалось сохранить — в основном в районе Стерлинг-Гарденс (Stirling Gardens) рядом со зданием Верховного суда. Старый суд (Old Courthouse) выглядит довольно-таки неприглядно, хотя его дорические колонны на фасаде простого здания-коробки свидетельствует о непретенциозности, которую взяли на вооружение будущие городские зодчие. Суд был построен в 1837 г., и он куда старше здания тюрьмы (возведено в 1856 г.) с изящными каменными воротами, которое ныне стало частью комплекса Музея Западной Австралии (Western Australia Museum). Забавно, что скульптура Гении Мура "Склонившаяся фигура" установлена именно там, где когда-то торчали тюремные виселицы.
Два городских района с непохожей историей — Лондон-Корт (London Court) и Район Восточной Муррей-стрит (East Murray Street Precint).
 Если Лондон-Корт — это своего рода монумент псевдо-тюдоровскому китчу и датируется 1937 г., Восточная Муррей выдержана в типично колониальном стиле. Улица появилась на городских картах в 1838 г. Теперь её окаймляют жилые дома начала ХХ в. и старые общественные здания. Огромное фиговое дерево укрывает под своей тенистой кроной пешеходов, находящих здесь покойное отдохновение всего в нескольких кварталах от шумного делового центра.
В городе немного домов постройки до-"золотой лихорадки" 1890-х. 
Поэтому «Клойстерс» (Cloisters), изысканный памятник елизаветинской архитектуры, основанный в 1858 г. в качестве первой публичной школы для мальчиков, является предметом гордости горожан. Его ажурные кирпичная кладка была спасена от парового катка благодаря усилиям городских сторонников сохранения памятников старины. Старая школа была включена в комплекс новых офисных зданий и застройщики даже пощадили вековое фиговое дерево, когда-то стоявшее посреди школьного двора.
До сих пор стоит и старый Муниципалитет (Town Hall) на Хей-стрит-Молл, с 1830-х сохранилась и старая мельница (ныне там располагается музей), на которой когда-то мололи пшеницу первого урожая. В 1860-е гг. каторжники закончили строительство Дома правительства (Government House) на Сент-Джорджес-Террас. Туристы неизменно отмечают его сходство с лондонским Тауэром — хотя здание построено из местного кирпича, а его обитатели находились тут по собственному желанию, а не по принуждению властей.
 К сожалению, был снесен отель «Эспланада», где в 1935 г. местный шеф-повар Берт Закс создал десерт для русской балерины Анны Павловой чудесный меланж из яичных белков, сахара и фруктов (в том числе и пэшнфрута). Закс назвал свое творение «павлова» — с тех пор оно пользуются в Австралии неизменной популярностью. 
Если пертскому предпринимателю потребуется завлечь в западные края нового управляющего, он наверняка устроит ему грандиозную экскурсию по Далкиту (Dalkeith) и особнякам "ряда миллионеров", где за роскошными особняками открываются чудесные виды на Суон. Гостям города могут также показать изумительный жилой район Клермонт (Claremont), откуда открывается панорама залива Фрешуотер-Бей. Когда-то Клермонт был перевалочным пунктом между Пертом и портом Фримантл.
Расположенный в 19 км от центра Перта Фримантл (Freemantle) был вылизан перед проведением тут состязаний на Кубок Америки в 1987 г. и с тех пор он стал одним из наиболее посещаемых в Западной Австралии мест. 
В отличие от сверкающего новостройкам Перта, старый порт может похвастаться неувядающими красотами колониальной эпохи, в том числе Фримантлской тюрьмой (Freemantle Prison), Круглым домом (Round House) — на самом-то деле здание представляет собой 12-тигранник — и Домом Самсона (Samson House) постройки 1888 г. 
На Финнерти-стрит Фримантлский музей и центр искусств (Freemantle Museum and Arts Centre) — некогда здесь помещалась колониальная психушка, возвращают нас к седому прошлому ЗА, а вот в Морском музее (Maritime Museum) на Клифф-стрит выставлено немало предметов с голландских кораблей, потерпевших крушение у здешних берегов (в их числе была и знаменитая «Батавия», которая напоролась на рифы Хутман-Аброльос). Фримантл оживает по выходным дням, когда его бесчисленные кофейни, рестораны и старый рынок (построен в 1892 г.) заполняется гомонящим людом.
Отсюда можно добраться паромом до острова Роттнест (Rottnest Island). 
Остров обязан своим названием голландскому мореходу де Вламингу, который в 1696 г. ошибочно принял стаи куокка (это крошечные сумчатые) за крыс и назвал клочок суши "крысиным гнездом". Первоначально остров служил в качестве места ссылки западно-австралийских аборигенов. Сегодня «Ротто» оазис семейного отдыха пертцев. Поскольку на острове запрещено передвижение на частном автотранспорте, туристы активно осваивают велосипеды.
Местный паб «Куокка-Армз» раньше был официальной резиденцией губернатора штата. 
Во время посещения острова туристы могут покататься на лодках, поиграть в гольф, теннис или просто позагорать на пляже. Тут проводятся образовательные экскурсии, есть музей. Летом ныряльщики приезжают на южный коралловый риф.
Юго-запад. Каждую весну юго-западная часть Западной Австралии покрывается яркими взрывами диких цветов. В зарослях карри — например, на территории Пембертонского национального парка (Pemberton National Park) встречаются деревья высотой свыше 100 м — это высочайшие в мире твердопородные виды. 
Тут немало и красивых пляжей (и несколько курортных городков — Басселтон, Банбери, Мандура) в также знаменитые западно-австралийские виноградники в бассейне р. Маргарет.
Крайняя восточная точка юго-запада — это, пожалуй, курортный город Эсперанс (Esperance), расположенный в 750 км от Перта и южнее золотых приисков вокруг городов Норсмен и Каргурли. Этот порт (население 7 тыс. чел.) назван в честь французского фрегата «Эсперанс», стоявшего на якоре в заливе во время исследовательской миссии в 1792 г. Местные достопримечательности включают соляное о. Пинк (Pink Lake) и могилу Томми Виндича — проводника-аборигена, сопровождавшего Джона Форреста во время его трансконтинентальных экспедиций в Аделаиду в 1870 и 1874 гг. 
Город стал процветать после того, как благодаря программе сельскохозяйственного освоения равнин Эсперанс полузасушливые просторы превратились в плодородные угодья.
Оценить чистую природную красоту этого региона лучше всего можно во время пешей прогулки по бушу в национальных парках. Самые живописные картины предстанут вашему взору в Национальном парке Фицджеральд-Ривер (Fitzgerald River National Park) с его впечатляющими морскими пейзажами и горными пиками хребта Барренс (Barrens Range).
 Национальные парки на мысе Кейп-Эрид (Cape Arid) и мысе Кейп-Легран (Cape Le Grand) славятся неповторимой береговой линией, птичьим изобилием и потрясающими уголками для палаточного отдыха. Неподалеку от берега лежит цепочка островов Архипелага Решерш (Archipelago of the Recherche). Вдоль шоссе, вьющегося на юго-запад к Олбани и заливу Короля Георга на каждом шагу встречаются идеальные места для рыбалки, отдыха и серфинга
Олбани (Albany) — это первое в западной Австралии белое поселение (оно возникло за год до Перта) В рождество 1826 г. майор Локйер прибыл сюда на бриге «Эмити» из Сиднея. Его привлек просторный залив Короля Георга (King George Sound), закрытый от океана и по площади вдвое больший Сиднейской бухты. 
Здесь ещё в 1791 г. побывал капитан Джордж Ванкувер.
Сегодня Олбани один из самых живописных городов страны. отличающийся идеальным расположением и хорошо сохранившимися постройками прошлого века. На г. Строуберри-Хилл (Strawberry Hill) стоит самый старый в штате дом, построенный в 1836 г. для представителя правительства сэра Ричарда Спенсера. По сути, Олбани окружен подковообразным барьером гор и если вас не пугают крутые горные склоны, вы сделаете немало интересных открытий.
 Здание почты с башней — старейшее в Западной Австралии, а церковь Св. Иоанна-Евангелиста (Church of St John Evangelist), построенная в 1848 г. первый молельный дом в штате. На берегу зал. Короля Георга стоит мемориал героям битве при Галлиполи в первую мировую войну (Memorial to the Light House Cavalry). Когда-то мемориал стоял в Порт-Саиде, в Египте, но после того, как в время Суэцкой войны 1956 г. его повредили, мемориал перевезли в Австралию.
Менее чем в 100 м к северу от Олбани находится Национальный парк Стерлинг-Рейндж (Stirling Range National Park) — единственное место в ЗА, где выпадал снег. 
Западнее находятся Манджимап (Manjimup) и Пембертон (Pemberton), регионы произрастания гигантских деревьев карри и джарра. Любители острых ощущений могут залезть по Глостерскому дереву (Gloucester Tree) на пожарную башню (60 м над землей). Если ехать дальше на запад, вы доберетесь до мыса Кейп-Лиавин (Cape Leeuwin), крайней юго-западной точки Австралии, места встречи Индийского и Южного океанов. Этот мыс фигурирует в летописях многих флотов и отсюда началось плавание Мэтью Флиндерса, который в 1700 г. отправился вокруг Австралии с целью вычертить полную карту береговой линии материка. 
В зеленых долинах р. Маргарет (Margaret River), что течет в 280 км южнее Перта, недавно возникло несколько популярных мест отдыха с крошечными пансионатами, что появились в сельской глуши как грибы после дождя. В этом крае с преимущественно известняковыми почвами много подземных пещер Мамонтовая (Mammoth), Озерная (Lake), Джуэл (Jewel). Они открыты для посещений, однако вам следует опасаться проваленных пещер, от которых на земле остались воронки до 100 м глубиной. По берегам р. Маргарет тянутся великолепные пляжи, а в Яллингапе (Yallingup) сохранилось старое общежитие «Кейвз-хаус», построенное в 1901 г. На виноградниках в бассейне р. Маргарет производится несколько сортов первоклассного вина, и туристы имеют возможность посетить винозаводики и продегустировать их продукцию.
Курортный город Басселтон (Busselton) с населением 9 тыс. чел., уютно расположился на берегу р. Васс. 2-километровый мост — его строительство заняло 96 лет! — был уничтожен штормом и пожаром, и теперь его восстанавливают.
Мыс Нэчуралист (Cape Naturaliste) — северный рог большого южного мыса. Он почти обнимает Джиогрэф-Бей (Geоgraphe Bay), крупный залив к югу от г. Банбери (Bunbury), (население — 24 тыс. чел.), оживленного порта, обязанного своим возникновением лейтенанту Генри Сент-Пьер Банбери, который в 1836 г. совершил трансконтинентальное путешествие от Пинджарра. Лесозаготовки в окрестном буше послужили основой процветания города, этот регион изобилует твердыми породами деревьев (джарра и блэкбатт). Их древесина шла на строительство первых домов в поселке. 
Путешественник и политический деятель сэр Джон Форрест — самый достославный сын города, и в его честь здесь установлено немало памятных знаков.
Выше по течению стоит фермерский поселок Харви (Harvey), чья история восходит к 1890 г. В расположенный рядом Национальный парк Ялограп (Yalograp National Park) можно попасть по старой прибрежной дороге, вьющейся по песчаным дюнам.
Севернее протянулась цепочка пляжей и бухточек — это курортный берег Перта. Если вас интересует рыбалка, серфинг и катание на лодках, поезжайте к Мандура (Mandurah) в дельту р. Харви или в сонный курортный поселок Рокингхэм (Rockingham). В высокий сезон пансионаты и кемпинги в здешней округе переполнены туристами, но в остальное время года тут царит спокойствие и тишина.
Самая знаменитая достопримечательность юго-запада — скала Волна (Wave Rock), естественное образование, чью фотографию можно увидеть в любом путеводителе по Западной Австралии. 
Скала расположена в 310 км от Перта, близ городка Хайден (Hyden) и являет собой одновременно удивительное и печальное зрелище. Если смотреть от её подножия, этот 13-метровый гранитный гребень так и грозит низвергнуться на зрителей. Однако отойдя чуть дальше от «Волны», вы увидите, что это всего лишь стена огромного гранитного купола, подмытого эрозией, и прогулка по его гребню вмиг разрушит пугающую иллюзию неминуемой катастрофы.
 Калгурли и золотые прииски. Преодолев гигантские просторы равнины Нулларбора (на языке местных аборигенов — "нет деревьев") с востока на запад, в 725 км от границы ЗА, вы попадаете в Норсмен (Norseman), который отмечает конец шоссе Эйре. Здесь туристы имеют выбор: либо отправиться в южном направлении к побережью, к Эсперансу, либо на север — к Кулгарди и золотым приискам ЗА.
Кулгарди был колыбелью западно-австралийской золотодобычи. В сентябре 1892 г. здесь был отмечен самый богатый золотой улов — за месяц было добыто 85 кг золота. К 1900 г. Кулгарди уже был крупным городом с 15-тысячным населением, десятком отелей, полудюжиной банков, тремя пивоварнями, двумя биржами и семью газетами. Но в 1905 г. жила оскудела и сегодня Кулгарди превратился в «город-призрак».
 И хотя недавнее открытие месторождений никеля возродило к новой жизни соседние городки, вроде Лавертона, история Кулгарди, похоже, завершила свой бег.
Калгурли (Calgoorlie) возник как близнец Кулгарди, но ему удалось выжить, и теперь это процветающий шахтерский город с 20-тысячным населением. В 1893 г. ирландец Падди Ханнан обнаружил тут золото, и вскоре стало ясно, что здешнее золотое месторождение по своему богатству превосходит все прииски Австралии. Калгурлийская "золотая миля" стала самым дорогим земельным участком в мире. Здесь были срублены все малочисленные деревья. Вода тут была всегда в дефиците, поэтому из Перта протянули 500-километровый водопровод. И сегодня местные прииски дают свыше 3 т золота в год.
В архитектуре Калгурли сохранился старинный шарм — например, в здании Палас-отеля (Palace Hotel), великолепном образце эдвардианских излишеств. Зеленые деловые кварталы Калгурли являют собой приятный контраст с безжизненной пустыней золотоносных карьеров, а процветающее пивоварение, проституция и горно-перерабатывающая индустрия служат напоминанием о "золотых деньках" прошлого. Для золотодобытчиков, которые ежедневно охотятся за подземными кладами проводят свой досуг в официально запрещенной забаве, играя в "два орла" — старинную австралийскую игру, смысл которой заключается в подбрасывании двух монеток достоинством в один пенни. Когда в далеком Перте открылось казино «Бурсвуд», его менеджер специально посетил Калгурли, чтобы освоить азы "двух орлов".
"Города-призраки" и пшеница. 
Многие города ЗА не преуспели так же, как Калгурли. Тут полным-полно городов-призраков — например, Гвалия (Gwalia) и Каноуна (Kanowna), — а в других городах население уменьшилось так резко, что они тоже вскоре пополнят армию "призрачных поселений". Однако во многих из них сохранились приметы славного прошлого. Туристы могут зайти в великолепные отели и офисы и представить себе далекие картины жизни на австралийском "диком Западе".
К западу от золотых приисков фермеры добывают второе золото этого края — пшеницу. Деловитый Мерредин (Merredin) стоит в самом сердце крупнейшего в мире пшеничного пояса. Он возник в 1891 г. близ водоема на пути к золотым месторождениям и с тех пор стал крупнейшим опытным центром повышения плодородия бескрайних полей. Ныне ежегодная сельскохозяйственная ярмарка в Мерредине стала одним из самых престижных мероприятий в штате.
 Окаймленная деревьями главная улица города хорошеет в ноябре — в пору цветения джакаранда.
6-тысячный Нортэм (Northam) на берегу р. Эйвон — центр западных пшеничных ферм. Только после того, как экспедиция Роберта Дейла через хребет Дарлинг нашла 150-километровую плодородную долину, первые поселенцы узнали, что на западных землях вполне можно разводить скот и выращивать богатый урожай. Поселки в долине возникли вскоре после основания Перта. Тем, кого заинтересует ранняя история этого края, советуем осмотреть Йорк (York) с причудливым зданием муниципалитета, Тудиэй (Toodyay) и Махогани-Крик (Mahogany Creek).
К северу от Перта. Маршрут Перт — Дарвин (4 342 км) — самая протяженная трасса, связывающая две столицы штатов. И самая пустынная. Она даже длиннее шоссе от Мельбурна до Дарвина. Риф Нингалу (Ningaloo Reef) в 108 км к северу от столицы — отличное место для ныряния или прогулок по скалам. Если вы решите поехать не по прибрежному шоссе Бранд, а по Большому Северному шоссе в глубь материка, то в 130 км от Перта вас ждет Нью-Норсиа (New Norcia). Поселок был основан монахами-бенедиктинцами в 1846 г. в качестве миссии для аборигенов. Монастырь и сейчас остается действующим, хотя другие исторические здания в городке закрыты для публики. Впрочем, городок стоит посетить хотя бы ради великолепных памятников испанской архитектуры, музея и художественной галереи.
 Отель, открытый в 1927 г. и первоначально предназначавшийся для паломников монастыря, недавно был полностью отреставрирован.
Если вы отправились в путь по прибрежному шоссе Бранд, то первую остановку можно сделать в небольшом городке Джинджин (Gingin), в 81 км к северу от Перта. Тут великолепные места для морской рыбалки. Рыбка отлично ловится и в устье р. Мур близ Гилдертона (Guilderton). Южнее Гилдертона раскинулся Национальный парк Янчеп (Yanchep National Park). Неподалеку находится и современный курортный город Сан-Сити (Sun City).
Хотя шоссе Бранд считается прибрежной трассой, оно в действительности проходит довольно-таки далеко от берега. И чтобы попасть к океану, вам придется свернуть на проселки.
 Не пропустите Национальный парк Намбанг (Nambung National Park), что в 29 км южнее прибрежного городка Сервантес! На территории парка находится диковинная пустыня Пиннаклз (Pinnacles Desert) со множеством разбросанных по песчаным дюнам известняковых шпилей разного размера (иные не больше человеческого пальца). Когда голландские мореходы впервые увидели эту пустыню со своих кораблей, они решили, что обнаружили останки древнего города. На самом же деле эти шпили естественного происхождения. 
Они образовались в результате известняковых наростов на стеблях и стволах местной растительности около 30 тыс. лет назад. Флора погибла, а дюны сместились дальше в глубь материка, оставив позади себя окаменелые конструкции. Лучше всего любоваться природной красотой пустыни перед закатом, когда в дюнах становится безлюдно и длинные тени зрительно вытягивают витые острия шпилей.
Дальше на побережье стоит городок Джуриен (Jurien). Этот центр промысла омаров примостился на берегу живописной бухты, окаймленный аркой высоких дюн. Порт-Денисон (Port Denison) в 170 км севернее — крупнейшее в Австралии место обитания скальных омаров. 400 рыбачьих лодок регулярно выходят на охоту за этими морскими раками. 
Берег кораблекрушений. Джералдтон (Geraldton), город с 20-тысячным населением, является административным центром этого прибрежного региона Западной Австралии. Здешний идеальный климат дает возможность местным жителям и туристам сполна насладиться радостями рыбалки и купания на изумительных песчаных пляжах, протянувшихся вдоль залива Чемпион-Бей. У этих берегов терпели бедствие многие корабли — это было в ту пору, когда голландцев, направлявшихся в Вест-Индию, штормами и течением сносило далеко к югу и они напарывались на рифы западно-австралийского побережья.
Острова Хутман-Аброльос (Houtman Abrolhos Islands), в 64 км от берега, были открыты и названы голландцами в XVII в. Сотни коралловых атоллов стали последним приютом для несчастных матросов. Самой трагичной была судьба голландской «Батавии», которая потерпела крушение на этих пустынных островах в 1644 г. Уцелевшие моряки дожидались тут своего капитана, который вместе с несколькими матросами в шлюпке поплыл за помощью к берегам Явы. Среди оставшихся на островах матросов вспыхнул бунт, переросший в мини-гражданскую войну, в результате чего верные своему капитану моряки были вынуждены переправиться на соседний остров. Когда же капитан вернулся с подмогой, многие бунтовщики были отправлены на виселицу, а двоих бросили на пустынном атолле на верную смерть. 
Хутман-Аброльос расположены на одном из красивейших рифов, и любители приключений могут и сегодня обнаружить под водой обломки погибших кораблей. Кое-какие останки были подняты со дна и выставлены в Джаралдтонском морском музее и в музее Фримантла.
Захватывающая панорама на окрестности Джералдтона открывается с Уэверли-Хайтс (Waverley Heights). Рыбаки давно облюбовали себе места на Сансет-Бич, р. Гринаф и в бухте Драммонд. Эллендейл-Блаффс (Ellendale Bluffs) знаменит живописными утесами, у подножия которых разлились приливные озерца. Местные жители наверняка посоветуют вам съездить в долину Чапмен (Chapman Valley), особенно красивую весной, когда там расцветают дикие цветы. 
Столетие назад Нортхэмптон (Northampton) что в 48 км к северу от Джералдтона, был важным сельскохозяйственным центром. Многие здешние здания — например, дом-музей Чивертона (Chiverton House Museum) возведены руками заключенных, кладбище во дворе церкви Гуалиа хранит память о каторжниках и вольных поселянах, осваивавших эти места.
В 20 км отсюда находится Хоррок-Бич (Horrock Beach) с чудесными песчаными пляжами и красивыми бухтами. Пересыхающее о. Хатт (Lake Hutt), что близ Порт-Грегори, под полуденным солнцем розовеет — это странное явление объясняется рефракцией света и наличием в озерной воде бета-каротина.
Старожилы этой глуши наверняка поведают вам историю о местном "королевском семействе". Принц Леонард и принцесса Ширл самопровозглашенные регенты "провинции реки Хатт" (Hutt River Province) территории площадью 7,4 тыс. га, которая в 1970 г. «отделилась» от Австралии и провозгласила «самоуправление». Администрация других штатов признает лишь выпускаемые здесь чайные полотенчики. Тем не менее, если бы территория и впрямь стала бы независимым государством, вряд ли она смогла бы похвастаться туристическими достопримечательностями… 
Национальный парк Кальбарри (Kalbarri National Park) славится изумительными по красоте речками в ущельях и величественными утесами на морском побережье. Парк площадью 190 тыс. га расположился вдоль низкого берега р. Мерчисон, которая вьется к Индийскому океану мимо многоцветных известняковых утесов Ред-Блафф. Именно здесь были высажены на берег два голландских матроса-бунтовщика с островов Хутман-Аброльос в 1629 г. — они стали первыми европейскими новоселами Австралии.
К югу от Карнарвона протянулась цепь полуостровов и заливчиков Гамелин-Пул (Hamelin Pool) и Денхэм-Саунд (Denham Sound). 
Эти два водных пространства с северо-востока омывают остров Дирк-Хартог (Dirk Hartog Island). Оловянная тарелка, прибитая к столбу в 1616 г. на мысе Инскрипшн голландским путешественником Хартогом, стала памяткой о первой исторически достоверной высадке европейцев на западном побережье Австралии. Копия этой тарелки ныне хранится в Музее ремесел «Шарк-Бей» (Shark Bay Shell Craft Museum), а оригинал давно был увезен обратно в Амстердам.
Невзирая на название, в воду Шарк-Бей (Shark Bay) — что означает "Акулий залив" — купальщики входят безбоязненно. Ведь тут расположен Манки-Миа (Monkey Mia) — одна из самых удивительных туристических достопримечательностей Австралии. В небольшом заливе близ города Денхэм дельфины подплывают совсем близко к берегу, берут пищу из рук зевак и играют с детьми. 
Эта традиция сложилась после того, как местные рыбаки стали выбрасывать мелкую рыбешку из своего улова дельфинам, плывущим за их баркасами. И как говорят, с 1964 г. дельфины привыкли есть с руки. Это необычное общение между дельфинами и людьми все же забава рискованная, так что советуем следовать инструкциям парковых охранников.
Манки-Миа — один из самых известных уголков Шарк-Бея, который в 1991 г. был включен в список "Всемирного наследия" ООН. Занимая площадь 2,3 млн. га, он омывает несколько утесистых полуостровков и островков. 
Здесь произрастают 245 видов растений, из которых 28 являются эндемичными для этого изолированного региона. Чрезмерная соленость воды в южных участках залива обусловила мощный рост строматолитов в Гамелин-Пул — это гигантские массы водорослей, считающихся старейшей формой жизни на земле (вероятно, их возраст составляет 3 млрд. лет). Поразительное зрелище — наблюдать за горбатым китами, зелеными и морских черепах, которые величаво боронят чудесные серповидные пляжи.
В 8,5-тысячном Карнарвоне (Carnarvon), как то и положено городу, расположенному в 1000 км от Перта, всегда стоит теплая погода. Город стоит на берегу р. Гаскойн (Gascoyne River), к югу от Тропика Козерога. Это крупный сельскохозяйственный центр. Подобно другим городкам восточного побережья, стоящих на одной параллели, здесь зимой тепло, а летом стоит тропический зной, урожаи бананов феноменально высокие и богатейшая тропическая фауна. 
Хотя голландский путешественник Виллем де Вламинг высадился неподалеку в 1697 г., первые европейцы появились в этих краях лишь в 1876 г. и семь лет спустя основали Карнарвон. Главная городская улица очень широка, потому что приходившим сюда из материковой части верблюжьим караванам надо было разворачиваться… В местном порту всегда много рыбаков, местные жители и отпускники любят купаться на пляже живописного Пеликан-Пойнт (Pelican Point). Стоит съездить на Миабулья-Бич (Miaboolya Beach), что в 22 км от города, а также на Артезианскую скважину Биббаварра (Bibbawarra artesain bore), где бьет горячий (70(С) родник.
Гаскойн, протекающая мимо Карнарвона, иногда уходит под землю и создается впечатление, что её русло пересыхает, однако речные воды могут орошать близлежащие поля. 
К северу береговая линия отличается особой красотой. Вы увидите соленое о. Маклеод (Lake McLeod), многочисленные вентиляционные скважины в почве, тихие уединенные пляжи и захватывающие дух морские дали.
Севернее Тропика находится Эксмаут (Exmouth) — один из новейших городов Австралии. Этот форпост был выстроен как ремонтный центр для расположенной неподалеку американской военно-морской базы на Норт-Вест-Кейпе, которая до своего закрытия в начале 1990-х гг. входила в систему противоракетной обороны США. В заливе Эксмаут ловится крупная рыба.
Национальный парк мыса Кейп-Рейндж (Cape Range National Park), что к юго-западу от Эксмаута, раскинулся на хребте сухих известняковых гор. В красных стенах ущелья Ярди-Крик (Yardie Creek Gorge) отражается голубая вода дельты реки. 
Туристы могут поплавать с маской (или в катере с прозрачным дном) над мощными коралловыми образованиями рифа Нингалу (Ningaloo Reef) в Морском парке, расположенном чуть южнее. Риф подходит почти вплотную к суше: от него до берега всего 100 м.
Шахты в глухомани. К северу от Эксмаута находится регион Пилбара (Pilbara), сокровищница полезных ископаемых штата, одно из богатейших в мире месторождений минералов. 
Полновластный владыка здешних мест — железная руда. Добыча железа ведется вокруг шахтерских городков, которые возникают здесь буквально в одночасье. Руда из месторождений Том Прайс и Маунт-Ньюман доставляется железной дорогой к побережью, а оттуда её везут морем на перерабатывающие предприятия Австралии или за рубеж.
В великолепный Национальный парк Хамерсли-Pейндж (Hamersley Range National Park) можно попасть от живописных ущелий и пугающих скал Виттенума (Wittenoom). Каррата, в 40 км от порта Дампьер, была выбрана базой для возведения могучего концерна "Хамерсли-Айрон".
Северо-запад был впервые исследован английским пиратом и путешественником Уильямом Дампьером в 1688 и 1699 гг., так что здешняя округа пестрит от названий, восходящих к именам его кораблей «Баканиер» (Пират), «Сигнет» (Лебедь) и «Роубак» (Косуля). Архипелаг Дампьер (Dampier Archipelago) включает остров Барроу (Barrow Island), центр нефте — и газодобычи на северо-западном шельфе. Тем не менее производство не угрожает природной среде и здешние места знамениты диковинными видами животных, птиц и растений. 
Роубyрн (Roeburne) — старейший населенный пункт на северо-западе, однако в последние годы его звезда закатилась из-за возросшего значения новых шахтерских центров. «Город-призрак» Коссак (Cossak) служит напоминанием о былом величии местной жемчугодобычи (позднее ловцы жемчуга переместились в Брум и дальше на север). 
В поездке вдоль русла р. Фортескью (Fortescue River) вашему взору предстанут чудесные пейзажи вокруг Миллстрима — богатого источника пресной воды для многих здешних городов. Национальный парк Чичестер-Рейндж (Chichester Range National Park) идеальное место отдыха для любителей дикой природы и велосипедистов.
Если вам захочется проверить, сколько железа дают недра можете прогуляться по грузовым причалам Порт-Хедленда (Port Hedland). Этот приморский городок, который удерживает первенство Австралии по грузообороту железной руды, почти целиком обслуживает мощные открытые разрезы и шахты Пилбары. Порт-Хедленд выстроен на острове, который с материком связывают три моста. Туристы могут наблюдать за погрузкой с причалов, где пришвартованы крупнейшие в мире морские сухогрузы.
 Компания «Маунт-Ньюман-Майнинг» организует автобусные экскурсии по своим предприятиям.
У Порт-Хедленда (население — 11 300 чел.) недостатков хоть отбавляй. В здешних тропикам не редкость свирепые циклоны, да и море небезопасно для пловцов, ибо кишит акулами и хищными каменными рыбами, наконец его индустриальные пейзажи не всякому придутся по душе. И все же тут отличная рыбалка, совсем рядом находятся скалы, испещренные древними рисунками аборигенов, а поплавать можно в многочисленных городских бассейнах или в Притти-Пул.
Если у вас возникнет желание познакомиться с типичным провинциальным поселком ЗА, сделайте 193-километровый крюк на юго-восток к Марбл-Бару (Marble Bar). 
Этот городок (население 400 чел.) овеян многими легендами. Своим возникновением он обязан двум "золотым лихорадкам" — 1891 и 19931 гг. Дневная температура — даже зимой — тут зашкаливает за 38(С. Золотое месторождение Корнет (Cornet Gold Mine), в 10 км к югу от города, до сих пор не иссякло. Там есть музей.
Глухомань Глуши. Для австралийцев район Кимберли (Kimberley) имеет едва ли не мифологический смысл — это последний рубеж цивилизации. На его территории, вдвое меньшей Техаса, проживает лишь 20 тыс. чел., расположены тысячи и тысячи га скотоводческих ранчо и не менее внушительные участки племенных земель аборигенов. Впервые эти места были исследованы в 1890-е гг., но туристы открыли их для себя лишь 10 лет назад.
Даже по австралийским стандартам здешние пейзажи призрачно-фантастичны. Кроваво-красные пустыни изрезаны лесистыми ущельями, по дну которых стремительно бегут холодные реки (при желании можете устроить там заплыв — вместе с пресноводными крокодилами и доисторическими скатами). Береговая линия изрезана тропическими фиордами с приливными водопадами, которые «падают» горизонтально! Все тут имеет исполинские масштабы. Гигантские метеоритные кратеры, окаменелые коралловые рифы и реки в пустынях, которые в сухой сезон «усыхают» до 100-метровой ширины, а в сезон дождей их русло разливается на 13 км вширь!
После вековой изоляции эта часть Австралии осталась самой «аборигенизированной». — около 30 % земли принадлежит коренным австралийцам, численность которых составляет ровно половину здешнего населения. Отдаленные стойбища имеют собственные газеты и радиостанции, выходящие и вещающие на языке банджи. Аборигены работают проводниками в национальных парках и руководят экскурсиями по «галереям» наскальной живописи своих предков. 
На мысе Кейп-Левек находится один из немногих отелей, которые находятся в собственности аборигенов.
Нынешняя независимость досталась аборигенам трудно. В 1890-е гг. сюда приехали белые рейнджеры, смертельно усталые после долгого перегона скота через всю Центральную Австралию. И вскоре Кимберли стала ареной малоизвестного и поныне восстания аборигенов, которое белые поселенцы подавили с предельной жестокостью. 
Но уже в 1930-е гг. чернокожие бушрейнджеры наводили страх на белых в Кимберли, с легкостью избегая засад конной полиции, а жители далекого Сиднея с восторгом и ужасом читали в газетах леденящие душу истории о кровавых подвигах "дикарей".
В наше время в Кимберли можно попасть двумя путями — через Брум и Кунунурру. Хотя Перт и является столицей штата, он расположен аж в 2 тыс. км к югу, так что туристы обычно рассматривают экскурсию в Кимберли как продолжение поездки в Дарвин или по Северной Территории.
Жемчужная лихорадка. Протянувшееся с юга по бесконечно-однообразное шоссе от Порт-Хедленда до Брума вдруг делает поворот и бежит вдоль 130-километрового отрезка береговой линии, названного Эйти-Майл-Рич (Eighty Mile Reach).
В 1920-е гг. Брум (Broome) был мировым центром добычи жемчуга, и 300 ловцов ежедневно ныряли в море с утесов северо-западного побережья Австралии. 
Главным трофеем ловцов — преимущественно японцев — была исполинская жемчужная раковина, чьи перламутровые створки использовались в ювелирном деле и в пуговичном производстве. Жемчужины попадались редко. Как свидетельствует японское кладбище, работа была опасной. Когда после второй мировой войны галантерейный рынок наводнили пластмассовые пуговицы, Брум испытал шок. Недавно налаженное производство культивированного жемчуга возродило жемчугодобычу, впрочем, теперь фермы по выращиванию жемчуга расположены далеко отсюда. 
Ни в порту Брума, ни в шести городских отелях больше не увидишь стайки возбужденных ловцов жемчуга. И лишь прогулка по Китай-городу поможет туристу представить себе облик старого Брума с деревянными домами и многоязычными вывесками.
В Бруме достаточно велика доля выходцев из Азии, что делает его весьма живописным космополитическим городом. Каждый год в августе город словно оживает: его население увеличивается вдесятеро — за счет тысяч рыбаков, фермеров, шахтеров, плотосплавщиков и туристов, приезжающих на праздник жемчуга "Шинджу-Мацури".
Местные жители непременно покажут вам местные диковинки — "Золотую лестницу на Луну" — оптическую иллюзию, созданную отражением лунных лучей от океанской глади в час отлива. В Гантом-Пойнт (Gantheaume Point) при отливе можно увидеть гигантские следы динозавров живших тут 130 млн. лет назад.
22-километровая полоса пляжа Кейбл-Бич (Cable Beach) получило свое странное название (дословно: "Телеграфный пляж"), когда в прошлом веке тут проложили подводную телеграфную линию, связавшую Брум с Явой и далее с Лондоном. Сегодня этот пляж — центр городского туристического бизнеса: к услугам туристов фешенебельный отель, крокодилья ферма и прогулки верхом на верблюдах — вдобавок к чудесному купанию в океане.
Дерби (Derby), в 216 км к северо-востоку от Брума, — административный центр большого скотоводческого региона в Западном Кимберли. 
В отличие от шумного Брума с 3-тысячным населением, Дерби — сонный поселок, где жизнь не меняется с течением десятилетий. Отсюда лучше всего отправляться на воздушные экскурсии: легкие пассажирские самолеты совершают облет пролива Кинг-Саунд (King Sound) и архипелага Бакканиер (Buccaneer Archipelago) — с высоты птичьего полета вам откроется красивейший вид на береговую линию, группки островов и заливов, красные утесы и белые пески пляжей — и все это практически безлюдные места, кроме шахтерских поселков на о. Кокату (Cockatoo Island) и о-вах Кулан (Koolan Islands). Кроме того можно совершить морскую прогулку вдоль побережья.
Из Дерби можно отправиться либо по «всепогодному» Большому Северному шоссе (Great Northern Highway), либо свернуть на "Говяжью дорогу" Гибб-Ривер-роуд (Gibb River Road), которая прорезает Кимберли насквозь. В 7 км от Дерби вы увидите гигантское дерево боаб — в нем, по преданию, оставляли на ночлег перевозимых из одного города в другой заключенных.
 Боаб (близкий родственник южноафриканскому баобабу) называют "бутылочным деревом", Его ствол, который в обхвате нередко больше, чем в высоту, часто вырастает до 10 м.
В ущелье Винджана (Windjana Gorge), что в 145 км к востоку, стоит съездить хотя бы ради наскальных рисунков аборигенов, где выделяются фигуры фантастических существ ванджина. Таннел-Крик (Tunnel Creek), в 35 км от ущелья, можно совершить прогулку по подземному руслу реки, населенному летучими мышами.
Эти глухие места Кимберли, где раньше ступала нога лишь отважного первопроходца, фермера и старателя, только в самое недавнее время стали доступны широкой публике. 
Лучшая пора для посещения этой глухомани — между осенью и весной. Тогда можно избежать летнего зноя и разливы рек в сезон дождей. По мере развития тут туристического бизнеса, сюда приходят богатые застройщики, здешние дороги ремонтируются, но тем не менее когда будете передвигаться по местным шоссе, следите за предупреждающими знаками!
К востоку от Дерби на р. Фицрой, недалеко от городка Фицрой-Кроссинг, находится ущелье Гайк (Geike Gorge). 
Это одно и самых живописных ущелий северо-западной части страны и идеальное место для палаточной стоянки. Местные егеря устраивают для желающих экскурсии по реке, где у бережка греются на солнце пресноводные крокодилы., у самого дна можно увидеть рыбу-пилу и адаптировавшихся к пресной воде скатов. На восточной стороне ущелья находится Фоссил-Даунс (Fossil Downs), частная скотоводческая ферма площадью 404 тыс. га. Она была создана в 1886 г., после того как сюда пригнали стадо коров из Нового Южного Уэльса (погонщики и животные покрыли расстояние 5 600 км). Это единственная в Кимберли ферма, которая принадлежит потомкам первых её владельцев, Макдональдов.
Большое Северное шоссе, огибая южный периметр Кимберли, выходит к городу Холлс-Крик (Halls Creek) с комфортабельными отелями и кондиционированными супермаркетами. Это центр местного выпасного животноводства. 
В старом городском квартале можно увидеть памятники архитектуры времен "золотой лихорадки" 1884 г. Благодаря «лихорадке» кто-то из старателей разбогател, но большинство не выдержали суровой природы и дефицита питьевой воды. В 130 км к югу от Холлс-Крик находится метеоритный кратер Вулф-Крик (Wolfe Creek) — второй по величине в мире — впрочем, увидеть его можно лишь с воздуха.
Поворот в 110 км к северу от Холлс-Крик выведет вас на трассу (здесь пройдет только джип-внедорожник) к одному из чудес света — горам Бангл-Бангл (Bungle Bungle Range). «Банглз» занимают около 640 кв. км территории долины р. Орд и представляют собой причудливую цепь куполообразных гор с оранжево-черными горизонтальными полосами. 
В каньонах и ущельях Национального парка Пурнулу (Purnulu National Park) можно найти поросшие пальмами гроты, исполинские пещеры и белые песчаные пляжи. Это просто страна чудес, которую трудно себе даже вообразить. 
Как и многие другие глухие уголки Кимберли, эти заповедные места даже местные жители открыли только в 1983 г., когда какой-то фотограф случайно сюда забрел. Даже сегодня труднопроходимая дорога, убегающая от шоссе, пугает путешественников. Но в Кунунурре (Kununurra) и отчасти в Холлс-Крик быстро возникла авиаэкскурсионная служба, благодаря которой туристы могут обозреть диковинные красоты Бангл-Бангл с высоты птичьего полета.
Но истинное сокровище Кимберли находится северу от Национального парка Пурнулулу. Это крупнейшее в мире алмазное месторождение Аргайл (Argyle Diamond Mine), где добывается 5 т алмазов в год. Аргайлская алмазная труба была открыта в 1979 г. и является единственным источником розовых алмазов глубокого залегания. Авиаэкскурсии к месторождению организуются в Кунунурре.
Уиндэм (Wyndham) — самый северный порт Западной Австралии, небольшой поселок, мало изменившийся со времен "золотой лихорадки". Под Уиндэмским пирсом можно увидеть отдыхающих в прибрежном иле крокодилов. Время от времени им удается поживиться несчастной коровой, которая падает в воду, поскользнувшись на сходнях при погрузке на борт "скотовоза".
 Плотина на р. Орд была выстроена специально для удержания в водохранилище муссонных вод и их дальнейшего использования для орошения полей. В недавнее время благодаря ирригации в восточной части Кимберли стали культивировать тропические плоды, хотя сельское хозяйство здесь развивается трудно и без особого успеха. 
Кунунурра возник в 1950-е гг. как центр агробизнеса. Это современный город с 3,5-тысячным населением и ныне он стал популярным туристическим центром всего региона с прекрасными отелями, мотелями, агентствами по прокату джипов.
Расположенное южнее о. Аргайл — основной водоем в горах Карр-Бойд (Carr Boyd Range). 
Местное туристическое бюро регулярно организует прогулки по озеру.
Разливы р. Орд грозили уничтожить землевладение Аргайл-Даунс (Argyle Downs Homesteаd) — родные пенаты Дьюраков, одного из самых славных и старейших на северо-западе кланов, потом его перенесли на новое место, дабы спасти от угрозы наводнений.
 Теперь там музей быта первых поселенцев Кимберли. А если вам захочется ощутить атмосферу жизни пионеров 1890-х гг., найдите роман Мэри Дьюрак "Короли в травяных замках".
Категория: Австралия для туриста и спортсмена | Добавил: fifa2009 (2014-03-06)
Просмотров: 1827 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]