Воскресенье, 2024-07-21, 6:52 AM
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт

Разделы сайта
Хоккеисты (биографии) [26]
Дэвид Бекхэм - легенда из легенд [21]
Он — лучший футболист на свете. Он — футболист, перед которым благоговеет его поколение.
Самые абсурдные нелепости [18]
Правила футболиста [15]
Фигурное катание - слезы на льду [14]
Альберт Шестернев [10]
Футбольные рассказы [52]
Тренер - Гус Хиддинк [12]
Сборная СССР [13]
ФУТБОЛ
Тайна футбола [13]
Как обеспечить безопасность [10]
Мнения о футболистах [10]
Небезопасный спорт [23]
Истории про футболистов [15]
Зинедин Зидан [10]
Старый Локомотив [25]
О тренерах футбольных команд [40]
Футбол в Бразилии [33]
Поразительные факты [26]
Чудаки и оригинали [18]
Спортивная подводная стрельба [18]
Футболисты легенды [73]
Почему футбол? Почему именно он, покорив мир, стал спортивной игрой номер один?
Именитые династии [31]
Беговой длинный день [31]
Мысли о футболе [63]
Путешественники [26]
Система Кацудзо Ниши [22]
Тайные общества [24]
Сестра Земли [24]
Япония при жизни Мусаси [16]
Школа выживания при авариях [22]
Форварды нашего времени [18]
Надежды российского футбола [35]
Великие военные тайны [19]
Австралия для туриста и спортсмена [14]
Про книги [21]
Уникальные факты [56]
Физическая ключевая идея [82]
Чудеса в мире [25]
В Исландии [28]
Футбол на всю жизнь [19]
Футбол в Англии [37]
Именитые спортсмены [69]
Спортивное самбо [39]
История футбола [54]
Мятеж. Революция. Религиозность. [15]
Новости спорта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
                      

Увлечение спортом

Главная » Статьи » Австралия для туриста и спортсмена

СЕВЕРНАЯ ТЕРРИТОРИЯ
Вы еще не знаете почему так популярен у спортсменов фитнес центр на мичуринском? В таком случае целесообразно почитать объективные отзывы, которые представлены по адресу www.sport-olimp80.ru

 Северная Территория (Northern Territory) или просто СТ — это Австралия в масштабе древнего эпоса. Здесь все имеет преувеличенные размеры — небо, расстояния, мечты и видения, да и сама земля. На территории площадью 1,35 млн. кв. км (вдвое больше Франции) и с населением всего 200 тыс. чел. — есть где развернуться. 
Как можно догадаться, местные жители серьезные ребята: суровые, немногословные, упрямые. Но как у всяких обитателей неприветливой глухомани, у них в душе таятся нерастраченные запасы дружелюбия, чувство равенства и братства у них прямо-таки в крови, и им свойственно довольно извращенное чувство юмора. 
Еще они большие любители бутылки и смачного анекдотца — чем похабнее, тем лучше. Во многом австралийская Глушь — не то, что прохладные зеленые зоны восточного побережья. Здесь и климат другой, и ландшафт другой, и просторы необъятные, и своя, совершенно уникальная, история. А уж что касается аборигенов, то тут прямо-таки вавилонское столпотворение языков и обычаев. Многие австралийцы, которые приезжают в Глушь из своих райских пенатов с Юга, частенько не могут отделаться от ощущения, что попали в другую страну, и это чувство, надо сказать, довольно-таки неуютное, учитывая, что все же это тоже Австралия и предания о её героическом освоении и заселении известны любому австралийскому школьнику.
 Но оборотной стороной этого поразительного, хотя нередко и катастрофического, человеческого подвига является некое фатальное равнодушие, неуловимое ощущение бренности собственной жизни, навеянное печальным осознанием того факта, что никакое деяние человека не способно изменить дух и грубую мощь этой древней обветренной земли. 
Неслучайно история и мифология аборигенов обобщенно называется Сновидением. Как и обе другие «территории» Австралии, СТ больше подвержена административному вмешательству федерального правительства, чем прочие штаты, будучи бездонным источником пополнения государственной казны. Поэтому с аборигенами в СТ обращались не в пример лучше, чем, скажем, в Квинсленде или в Западной Австралии — довольно-таки крупных штатах с многочисленным аборигенным населением. Ярким примером этого может служить так наз. процесс "возврата владений", когда федеральное правительство вернуло исконным владельцам два крупнейших в Глуши национальных парка Улуру-Ката Тжута (Айэрс-Рок — Олгаз) и Какаду, оба в СТ. 
Ни в одном другом штате правительства не последовали этому примеру до сих пор. Вдобавок сторонники движения «Возвращения» 1970-1980-х гг. — когда аборигены возвращались на свои (нередко весьма обширные) племенные земли и к традиционному образу жизни, соответствующему их верованиям, — наибольших успехов добились именно в СТ, нежели в других частях страны. При этом нельзя сказать, что аборигены СТ слишком уж вольготно жили на своей земле или что они добились мирного сосуществования с белым населением штата отнюдь нет. 
Однако стоит вам посетить один из двух национальных парков Глуши, и вы поймете, что прогрессивные сдвиги налицо, несмотря ни на что. Невзирая на свои размеры, СТ отлично укладывается в туристический маршрут. Тут есть Ред-Сентер, Алис-Спрингс и удивительные по красоте уголки в южной части. Многочисленные достопримечательности вдоль «Тропы» (шоссе Стюарт), и "Крайний Предел", горы Дарвин и Какаду и их окрестности. Расстояния между ними могут показаться вам устрашающими: ведь от Алис до Дарвина около 1600 км.
 Но учтите: только сумев пересечь всю СТ, вы получите полное представление об этом величественном древнем крае. В основном вся территория СТ — зона пустынь. Осадки тут минимальны, в среднем выпадает 250 мм в год. Но за исключением Крайнего Предела, в феврале-марте атакуемого тропическими муссонным ливнями. И когда приходит пора сезону муссонов, он наступает в точности как и все природные явления в Глуши: без предупреждения. Вот скажем, р. Тодд, протекающая через Алис-Спрингс.
 В любое время года это сухое песчаное русло, усыпанное красными валунами. Но стоит пойти ливню, и за два часа сухое русло может превратиться в ревущий яростный поток, заливающий нижние улочки города. Вопреки распространенному мнению, СТ вовсе не похожа на Сахару, хотя песчаные барханы высотой до 30 м можно встретить в пустынях Симпсона, Тарами и Центральной. Более того, в одном только Ред-Сентере насчитывается до 400 видов растений, включая плодовитую траву спинифекс — её кустики при трении издают пустой шелест, точно сухой комок бумаги. 
Когда же кустик спинифекса умирает, он превращается в обычное перекати-поле, которое вы не раз видели в американских вестернах. Тут встречается кустарник малга, который способен впитывать своими корнями самые скудные осадки, и пустынный дуб, чье корневище вдвое длиннее и мощнее его кроны, и пустынный тополь, и ведьмина трава, столь популярная в аборигенной кулинарии, а также гревилеа, сосна, пробковое дерево, ну и разумеется официальная эмблема СТ — пустынная роза Стерта. Встречаются тут бесчисленные разновидности эвкалипта, среди них «дерево-призрак» и «кровяной», растут тут дыня-падди, чьи похожие на тыквы плоды испещряют обочины дорог. Этот плод ядовит для человека, но некоторые птицы им питаются: они поднимают плоды в воздух и сбрасывают, чтобы разбить толстую кожуру. 
Словом, богатая флора Ред-Сентера скрашивает его суровый ландшафт. Централия. Ред-Сентер — это во многом сердце страны. Для зарубежных туристов поездка в Австралию, главным образом, является экскурсией на природу. И именно здесь, в Централии, находится основное природное сокровище страны — Улуру — или Айэрс-Рок (Ayers Rock). Но поскольку две трети гранитной громады Айэрс-Рок скрыто под землей, эта гора, как и многие другие приметы австралийского рельефа, представляют лишь верхушку колоссального «айсберга» суши, которым является Глушь. Австралия — старейший в мире континент, и геологические недра СТ, как ни странно, одного возраста с её горными образованиями. Недалеко от Алиса высятся сланцевые скалы, которым около 2 млрд. лет. Кстати сказать, «Ред-Сентер» — это не просто красивое название ("Красный центр"). Красноватый оттенок здешнему песку и скальным выходам придают окислы железа.
 Так что и белая кожа здешних жителей часто имеет рыже-красный оттенок, закатное солнце подернуто багрово-красным маревом, а потоки богатой минералами родниковой воды тоже испещрены красными прожилками. 
Даже кенгуру и те имеют красноватый отлив. Помимо серых кенгуру и черноногих скальных валлаби, обитающих в Симпсоновой впадине, этот регион славится своими земноводными. Местная перентай, или монитор, — крупнейшая в мире ящерица после индонезийского дракона и достигает в длину до 2,5 м. Тут встречаются множество других видов ящериц, сцинков, лягушек (появляющихся на поверхности земли только во время дождя) и змей, включая "смертоносного ужа" и чрезвычайно ядовитого «кинг-брауна». Часто встречается в этих местах и собака динго, завезенная сюда аборигенами около 4 тыс. лет наз. в качестве восполняемого гастрономического деликатеса, В Централии обитает более 150 видов пернатых, а стадо диких верблюдов насчитывает 30 тыс. голов. Алис-Спрингс. «Алис» — естественная отправная точка для исследования Ред-Сентера.
 Это расчерченный квадратами городок с довольно уродливыми опаленными солнцем низенькими домами, притулившийся в одной из многочисленных впадин (или как их тут называют, оазисов) в хребте Макдоннелла. Эти горы, на закате приобретающие сочный синеватый оттенок, точно подсвеченные изнутри, служат для города своего рода буфером, сдерживающим агрессивные поползновения Глуши. Алис недавно пережил мощный туристический бум, вызванный популярностью аборигенного искусства и ремесел. 
В настоящее время население города составляет 25 тыс. чел., из которых 10 % — аборигены, причем это самый плотно населенный пункт в радиусе 1500 км. Два печальных указателя в центре города передают щемящее чувство одиночества этого поселения посреди красных песков. Алис-Спрингс, хотя и не может похвастаться пейзажными красотами, тем не менее имеет свои достопримечательности. Не случайно же туристов манит к этому неприглядному форпосту цивилизации, и многие из тех, кто приехал сюда в поисках сезонной работы на лето, лет через десять вдруг ловят себя на мысли: а чего это мы тут забыли… Встретить уроженца Алиса почти невозможно. 
Белые поселенцы пришли сюда в 1871 г. — поначалу это был поселок на роднике, выросший при ретрансляторе Межконтинентальной телеграфной линии. В 4 км к северу от нынешней городской черты, Телеграфная станция (Telegraph Station) и Родник (Springs) стали популярными туристическими объектами. Тогда, как и теперь, демографические маршруты и места населенных пунктов определялись наличием пресной воды, так что старая телеграфная линия, связывающая Аделаиду с Алисом и далее с Дарвином, проходила там же, где бежит теперь современная автострада.
 Телеграф связывал австралийский юг и юго-восток с остальным миром, так как из Дарвина линия тянулась в Индонезию, Сингапур, Бирму, Индию и через всю Азию и Европу — к Лондону. Контроль за телеграфной линией осуществлялся круглосуточно и сейчас ещё можно древние телеграфные столбы — уже бесполезные — одиноко высятся посреди каменистой пустыни. Алис рос медленно. В 1925 г. тут было всего 200 жителей. Четыре года спустя с приходом «Фгана» — железнодорожной ветки из Аделаиды, названной в честь погонщиков афганских верблюдов — первого здешнего транспортного средства, — жизнь повеселела, хотя все равно путешествие сюда даже по «железке» было преисполнено опасностей. Из-за ошибочного представления о том, будто Глушь никогда не подвергается наводнениям, рельсы прокладывались по низинам, так что в сезон дождей поезда частенько останавливались посреди пустыни и несчастным пассажирам приходилось доставлять провиант по воздуху. Прокладка новой колеи, которой не страшны наводнения, была закончена только в 1980 г. Но продолжение этой ветки до Дарвина, заложенной ещё в 1877 г., и поныне остается долгостроем… Поездка на «Фгане» длится ровно сутки и считается одним из самых увлекательных железнодорожных приключений в Австралии. Оказавшись в Алисе, поднимитесь на Анзакский холм (Anzac Hill), чтобы полюбоваться на закат и на окрестные пейзажи. 
Самая популярная в городе туристическая достопримечательность — База воздушной "скорой помощи". Служба, созданная в 1929 г. преподобным Джоном Флинном, обеспечивала элементарное медицинское обслуживание отдаленных поселков и скотоводческих ферм по всей Глуши. Могила Флинна находится в 7 км западнее Алиса на Ларапинта-Драйв — бедняга придавлен одним из Дьяволовых Валунов. Другой популярный объект — Радиошкола (School of the Air) на Хед-стрит, которая «приближает» учителей к учащимся в дальних поселениях. 
Эта уникальная в мире школа была в создана в 1951 г. Учителя проводят уроки в начальных классах по радио, и из 13 станций, разбросанных по всей Глуши, самая крупная находится в Алисе, и её передачи охватывают территорию 1,3 млн. кв. км Это крупнейший класс в мире. Великолепный Исследовательский центр Стрелоу (Strehlow Research Centre) на Ларапина-Драйв воссоздает жизнь и подвиги одного из выдающихся сынов Централии. Тед Стрелоу родился в Германнсбурге, лютеранской миссии, основанной в 1877 г. Все братья и сестры Теда были отправлены на учебу в Германию, он же остался в миссии. У него была кормилица-аборигенка и он рос среди детей племени аранда. Он был одним из первых белых, который стал изучать образ жизни и религию аборигенов. 
При этом он пытался найти точки соприкосновения между верованиями аборигенов и великими мировыми религиями. С своей стороны аранда доверили ему свои священные тайны — старики учили его песням и обрядам и подарили ему множество священных предметов вроде талисманов-тжурунга (священные камни-защитники). 
Впоследствии, отчаянно нуждаясь в деньгах, Стрелоу продал фотографии этих священных предметов нескольким журналам, нарушив табу аранда. Он умер в 1978 г., так и не получив признания академическим сообществом. В 1995 г. Совет Центральных Земель, высший орган управления местных аборигенов, за 1 млн. долл. выкупил у сына Теда Стрелоу его коллекцию, которая ныне размещена в подвальных помещениях Исследовательского центра. Ее могут увидеть только посвященные. Рядом с Исследовательским центром расположен Музей авиации (Aviation Museum) и очень интересное Кладбище (Cemetery).
 Здесь похоронены известный аборигенский художник-пейзажист Альберт Наматжира и легендарный золотоискатель Гарольд Лассетер, а также несколько афганцев — на отдельном участке, в могилах, ориентированных в направлении Мекки. Тут же находится и Аралуен-центр (Araluen Centre), городской концертный зал и художественная галерея. Хотя большинство туристов останавливаются в Алисе проездом к Улуру и другим достопримечательностям СТ, немногие решают остаться в городе подольше. В 1997 г. в городе должен открыться новый Национальный парк и ботанический сад (Desert Wildlife Park and Botanical Gardens), где будут размещены образцы различных экосистем региона, показательные участки аборигенного землепользования и туристический центр. 
Если вы окажетесь в Алис-Спрингсе в сентябре, не пропустите регату Хенли-на-Тодде (Henley on Todd Regatta). Эти речные гонки не похожи ни на что.
 В гонках на самом деле участвуют полых обрубков стволов, куда забираются восемь человек и… бегут по иссохшему руслу р. Тодд. Регата доставляет удовольствие участникам и зрителям, и единственный раз в году белые горожане оккупируют русло реки, которое облюбовали местные аборигены для своих пикников под стволами эвкалиптов. 
В окрестностях Алиса вы найдете немало интересных мест. На восточном направлении вас ждут увлекательные экскурсии к Впадине Эмили (Emily Gap) и Впадине Джесси (Jesse Gap), в Ущелье Трефина (Trephina Gorge) и Ущелье Ндала (Ndhala Gorge), на Росс-риверское землевладение (Ross River Homesteаd) и в старинный городок золотоискателей Арлтунга (Arltunga). В южном направлении находится очень необычная впадина Пайн (Pine Gap), закрытая для публики, но тем не менее интересная тем, что здесь находится крупнейшая база разведки и связи США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Используя данные со спутников, американцы следили отсюда за передвижениями иракских войск во время Войны в Персидском заливе 1991 г. Большинство из 400 американских сотрудников базы живут в Алисе — по выходным они устраивают барбекью и бейсбольные матчи в городских парках и кое-кто из их женат на местных аборигенках. Их быт часто служит источником застольных сплетен. До сих пор остается загадкой смысл и предназначение рисунков на камне в Эванинге (Ewaninga), созданных аборигенами в неизвестный период. Калейдоскопическая Радужная долина (Rainbow Valley) — поразительное скальное образование (в долине есть лужайки для палаток), не менее удивительное, чем Столп Чемберса (Chambers Pillar) — красно-рыжий каменный палец, испещренный именами и датами стоянок первых следопытов, использовавших эту одинокую скалу в качестве путевой вехи. Метеоритные картеры Хенбери (Henbury Meteorite Craters) рядом с шоссе — это 12 воронок (крупнейшая из них имеет 180 м в ширину и 25 м в глубину), которые образовались после падения 4 не очень больших метеоритов. Кратеры, чей возраст насчитывает 5 тыс. лет, с течением веков стали озерами и по их берегам ныне зеленеет буйная растительность, привлекающая птиц и мелкое зверье. К западу от Алиса раскинулся новый Национальный парк «Вест-Макдоннелс» (West MаcDonnells National Park), на чьей территории находится множество ущелий в горных грядах.
 В том числе и знаменитая Симпсонова Впадина (Simpson" s Gap), куда от Алиса ведет чудесная велосипедная дорожка; бездна Стэндли (Standley Chasm), настолько узкая, что вы можете перепрыгнуть с одной стены на другую, Змеиное ущелье (Serpentine Gorge), Охряные провалы (Ochre Pits) освоенные аборигенами много веков назад, Ущелье и впадина Ормистон (Ormiston Gorge and Pound) c изумительными пешими тропами, ущелье Глен-Хелен (Glen Helen Gorge) c комфортабельной гостиницей, и ущелье Редбэнк (Redbank Gorge). 220-километровый пешеходный маршрут — тропа Ларапинта (Larapinta Trail) — прокладывается местными заключенными. 
После завершения строительства тропа соединит все вышеперечисленные пункты. Южнее расположен Национальный парк ущелья Финк (Finke Gorge National Park), славящийся двумя достопримечательностями — живописной Пальмовой долиной, где растут знаменитые красно-капустные пальмы, и р. Финк, чье русло является старейшим в мире и насчитывает 100 млн. лет. Проехать к парку можно от Германнсбурга только на джипе. Западнее парка вы найдете главную гордость Централии — Кингз-Каньон (King" s Canyon) и Национальный парк Ватаррка (Watarrka National Park). В каньоне — его возраст составляет 350 млн. лет — притаилось горное озеро под названием Гарден-оф-Иден (т. е. "Райский сад"), которое можно увидеть во время 4-часовой пешей экскурсии по окоему каньона (Canyon Rim Walk). В расположенном рядом пансионате (им владеют аборигены) имеются все условия для комфортабельного отдыха. По дороге к Улуру вы попадаете через Куртин-Спрингс (Curtin Springs), крупную скотоводческую ферму — она была основана в 1930 г. как конезавод для кавалерии британско-индийской армии. Зайдите в придорожный паб — там вы обнаружите массу забавных сувениров Глуши. На горизонте высится громада Коннер (Conner Mountain), величественная столовая гора, которую многие по ошибке принимают за Улуру. 
В свои 700 млн. лет Коннер на 150 млн. лет старше и Улуру и Ката-Тжута, причем всего лишь на 4 м ниже Улуру. Единственная возможность попасть на Коннер — присоединиться к экскурсии на Улуру, которую организует турагентство в Юларе. Отсюда дорога ведет прямехонько к мекке Глуши и крупнейшему в мире скальному монолиту — г. Улуру (Uluru), или Айэрс-Рок, чей национальный парк был дважды занесен в список "Всемирного наследия" ООН — в 1987 г. как природный памятник, а в 1994 г. — как культурный мемориал. 
Первый европеец увидел его в июле 1873 г.: У. С. Госсе заметил сквозь марево гигантскую скалу. Взобравшись на скалу босиком и исполнившись её фантастической ауры, он заметил "Эта скала, всякий раз когда я гляжу на нее, представляется мне ещё более восхитительной". Оценка надо сказать, верная. Улуру на языке местных туземцев означает "место встречи". 
Здесь встречаются многие "Сонные пути", или "Песенные строки" аборигенов. Священный смысл природного объекта имеет порой сугубо земное объяснение. Улуру с его непересыхающим родником, богатым животным миром и растительностью, тысячи лет служила источником топлива и надежным укрытием от стихий. Гора считается священным объектом у местных племени анангу, которые в 1985 г. вновь стали владеть этой землей, объявленной национальным парком после торжественной церемонии «возврата» земли. 
Представители анангу занимают ключевые посты в администрации парка, председатель совета директоров — анангу, и сессии проводятся на двух языках — английском и питджантжатжара. Ни одно мероприятие на территории парка не осуществляется без ведома анангу. Анангу по условиям «возврата» получают около 700 тыс. долл. ежегодного дохода, но взамен аборигены согласились предоставить туристам право лазать по священной скале где и как им вздумается. Для многих туристов восхождение на скалу является самым главным аттракционом, хотя местные рейнджеры и спасатели считают такие восхождения рискованными. За последние годы более десятка альпинистов-любителей погибли и чуть ли не каждый день приходится спасать незадачливых верхолазов. Эти происшествия являются предметом серьезной озабоченности для анангу, которые предпочли бы не допускать пришельцев к священной горе. На одном из многих местных наречий крошечный черный муравей называется «минга» — этим же словечком именуются и туристы. 
Впрочем, последние столь же упрямы и настойчивы в своем опасном рвении, как и черные работяги. Понимая, что массовые восхождения на гору может предотвратить только какая-то новая забава, руководство национального парка нашло альтернативу, в октябре 1995 г. открыв Культурный Центр в ознаменование 10-летия «возврата» Улуру аборигенам. Центр устраивает множество интересных пеших экскурсий по окрестностям Улуру, в том числе в районе Ката-Тжута, или Олгаз (The Olgas) — что значит "много голов".
 Можно порекомендовать трехчасовую прогулку по долине Ветров (Valley of the Winds). Взбираться на Ката-Тжута запрещено и если у вас возникнет желание взять домой на память кусочек скалы, учтите вот что: администрация парка каждую неделю получает по два письма, куда вложены обломки скалы — авторы этих писем уверяют, что после посещения Улуру удача перестала им улыбаться. Ежегодно Национальный парк посещают до 300 тыс. чел. Туристы размещаются, главным образом, на курорте Юлара (Yulara Resort), где недавно был сделан капитальный ремонт. Здесь вашему вниманию предложат массу экскурсий и мероприятий. В закатный час зрелище автомобильной пробки на горной дороге просто неописуемо! Словом, Улуру, как и весь Ред-Сентер, поразит вас своими грандиозными масштабами и величественной красотой. Тропою зноя. Если вам вздумается испытать на себе все прелести «старомодного» путешествия по Глуши — по её бесконечным проселкам, то на 21-м километре от Алис-Спрингс можно съехать с шоссе и продолжить путь на север по тропе Танами (Tanami Track), а через 1200 км вернуться к цивилизации у Холлс-Крик в Кимберли. Впрочем, большинство предпочитает все же 1600-километровый марш-бросок по асфальтированному шоссе до Дарвина.
 Отправившись из Алиса на север, вы минуете крошечный поселок Барроу-Крик (Barrow Creek), после чего вашему взору предстанут Дьяволовы Валуны (Devil" s Marbles), расположенные в 325 км от Алиса — тянущаяся несколько километров по обе стороны шоссе цепочка гранитных глыб. Некоторые из них, самые крупные, угрожающе стоят на тонких перешейках. Считается, что это осколки громадной скалы, постепенно закругленные ветрами и водами. 
Местные аборигены считают их яйцами мифического Радужного Змея. Теннант-Крик (Tennant Creek), что в 510 км от Алиса, — городок золотодобытчиков, хотя сейчас здесь осталась лишь одна действующая шахта. В 1932 г. тут было найдено золото, но "золотая лихорадка" оказалась скоротечной, и «Крик» обещал вскоре превратиться в город-призрак. Однако открытие в 1950-х гг. залежей меди принесло ему второе рождение. Город расположен в 11 км от одноименного ручья. Местная легенда гласит, что первая повозка со строевым лесом, из которого жители намеревались сложить пивную, увязла в болоте и тогда было решено выстроить здесь отель. Сегодня в Теннант-Крике, где 3500 жителей и обсаженное зелеными деревьями шоссе, мало что напоминает о его случайном происхождении. К северу от одноименного ручья, на «трехполосной» развязке шоссе Баркли стоит памятник преподобному Джону Флинну, основателю Королевской воздушной "скорой помощи". "Флинн из Глуши" — один из немногих национальных героев, почитаемых всеми австралийцами. Чтобы исследовать далекое Высокогорье Баркли (Barkley Highlands), нужно поехать по шоссе Баркли в восточном направлении и через 185 км свернуть на север на шоссе Тейблэндс, в направлении к глухому поселку Борролула (Borroloola) с населением 600 чел. — это совсем недалеко от залива Карпентария, где славно ловится баррамунди. Как любое путешествие в глубь Глуши, эта поездка требует тщательной подготовки и мощного полноприводного джипа. 
Учтите, что австралийская глухомань знает изощренные способы наказания самоуверенных горе-путешественников. К северу от Теннант-Крик крошечный поселок Реннер-Спрингс (Renner Springs) отмечает конец длинного путешествия по засушливому Ред-Сентеру. Это южная оконечность муссонных равнин "Крайнего Предела". Однако климатические перемены заметны не сразу. Самой главной приметой пейзажа этого края являются исполинские муравейники. В высоту они достигают 3 м и ориентированы строго с севера на юг, что позволяет муравьям с максимальной для себя выгодой пользоваться жарой и прохладой тени. 
Такая строгая ориентация по сторонам света послужила поводом назвать их "магнитными муравьями", и на первый взгляд может показаться, что в своих строительных планах они и впрямь ориентировались на стрелку компаса, а не на траекторию движения солнца по небосводу. Ньюкасл-Уотерс (Newcastle Waters) — исторический городок, перевалочный пункт скотоперегонных маршрутов, возникший как телеграфная станция. В 1872 г. в Фрюз-Айронсайд-Пондс (Frew" s Ironside Ponds), что в 50 км к северу от Ньюкасл-Уотерс, была осуществлена смычка двух телеграфных линий и возникла межконтинентальная система связи. В Дейли-Уотерс (Daly Waters) можно сделать краткую остановку, чтобы посидеть в самом старом пабе Северной Территории.
 Хозяин низкого каменного здания, некогда служившего постоялым двором для перегонщиков скота, впервые получил лицензию на торговлю спиртным в 1893 г. Однако эпоха перегонщиков скота сменилась эпохой трейлеров, и весь север теперь испещрен паутиной маршрутов, по которым гоняют гигантские грузовики, перевозя скот с ферм на рынок или к товарным составам. Авиатор Эми Джонсон совершила здесь посадку в ту пору, когда город был перевалочным аэродромом для дальних рейсов. Диковинный оазис. Матаранка (Mataranka) — небольшой город, появившийся на карте лишь в 1928 г., когда сюда была проложена железная дорога. До той поры он был частью гигантских фермерских угодий Элси (в 1916 г. Матаранка была экспериментальной овцеводческой фермой, обреченной на неудачу в этом традиционно коровьем крае). Сегодня здешней достопримечательностью является природный парк землевладения Матаранка (Mataranka Homestead) — 4-гектарный участок тропического леса, где растут пальмы и бумажные деревья, зеленеющие вокруг озера термальных вод. Температура воды в озере достигает 34(С — и это настоящий оазис посреди североавстралийских пустынь. Неподалеку от въезда в парк стоит реконструированная овцеводческая ферма Элси — в 1982 г. её построили специально для съемок фильма "Мы из ниоткуда". 
Кэтрин (Katherine) в 103 км к северу, второй по значению после Дарвина город "Крайнего Предела". 7-тысячный Кэтрин славится развитой инфраструктурой магазинов, отелей, мотелей, площадок для палаточного отдыха. С колониальных времен город был важным пунктом телеграфной связи и скотоводческим центром; именно отсюда Викторийское шоссе устремляется в западном направлении через Кимберли в глубь Западной Австралии. Перед самой границей штата есть съезд с шоссе к Кип-Риверскому национальному парку (Keep River National Park). Как и знаменитые скальные образования хребта Бангл-Бангл, Кип-Риверский массив славится удивительными песчаниковыми башнями, под сенью которых прекрасно себя чувствуют растения и животные. 
К востоку от города Кэтрин находится ущелье Кэтрин (Katherine Gorge) — одна из самых знаменитых красот здешнего пейзажа. Это массивная вереница песчаниковых утесов, взметнувшихся на высоту более 100 м над руслом р. Кэтрин и образующих 13 каньонов. Наилучший вид на узкое ущелье открывается с реки. Экскурсии на катерах уходят в два нижних каньона, но наиболее пытливые путешественники могут самостоятельно исследовать каньоны выше по течению реки — пройдя 12 км (либо на плоту, либо вплавь) до того места, где русло реки вновь расширяется. Тут встречаются небольшие пресноводные крокодилы; на людей они не нападают, хотя страху нагнать могут. Это ущелье входит в территорию 180 000-гектарного национального парка Нитимилук (Nitimiluk National Park), осмотру которого стоит посвятить хотя бы пару дней. 
В парке проложено несколько пеших троп. Они вьются по верхнему краю ущелья, откуда открывается захватывающая дух панорама реки. Крайний Предел. От Кэтрин до Дарвина (Darwin) — столицы Северной Территории — 340 км по ухабистой дороге. Дарвин — город двух исторических эпох: до тайфуна «Трейси» и после «Трейси». Он был основан в 1869 г., после продолжавшихся 40 лет бесплодных попыток белых поселенцев закрепиться на этом месте: вспышки малярии раз за разом изгоняли отсюда поселенцев. К тому же белые колонизаторы страдали от свирепствовавших тут циклонов и вечной нехватки продовольствия — из-за отдаленности этого северного поселения провиантские караваны постоянно запаздывали. Названный в честь великого натуралиста Чарльза Дарвина, который во время плавания на «Бигле» в 1839 г. открыл здешний залив, город несколько десятилетий пребывал в тропической летаргии, которая, впрочем, изредка нарушалась: в 1870 г. на Пайн-Крик открыли золото, в 1919 г. тут случилась "малая революция", а в 1942 г. город подвергся японской бомбежке. Желающие ощутить атмосферу жизни одного из самых заброшенных городов мира должны прочесть классический роман Зэвье Герберта "Каприкорния". 
А в 1974 г. налетевший с севера тайфун «Трейси» в считанные часы стер город с лица земли. Порывы ветра достигали скорости 280 км/час, было разрушено более 5 тыс. домов. Во всем городе уцелело менее 500 зданий. Жертвами этой крупнейшей природной катастрофы в Австралии стали 66 погибших и пропавших без вести. При мощной государственной поддержке город был отстроен заново, причем строители и не пытались восстановить безвозвратно уничтоженный облик старого Дарвина. Уцелевшие старинные постройки были снесены и на их месте возникли современные дома нового города. Большинство из 45 тыс. эвакуированных жителей вернулись на прежнее местожительство. Ныне население этого самого мультикультурного города Австралии составляет 70 тыс. чел. Темп городской жизни можно назвать стремительным, во всяком случае по меркам жизни Северной Территории. Некогда бывший передовой линией фронта "белой Австралии", Дарвин ныне открыто проявляет свою близость к Азии: его население представляет собой странный коктейль из аборигенов, вьетнамцев, малайцев, греков, ново-гвинейцев, полинезийцев, японцев и индонезийцев. — ну и конечно, белых австралийцев, что придает ему стойкий космополитический привкус.
 В этом коктейле могли ещё больше преобладать азиатские ингредиенты, если бы во время второй мировой войны японское продвижение на юг не было остановлено в Новой Гвинее. Когда японцы бомбили этот порт, для Австралии настали черные дни: возникла паника, солдаты бросали оружие и бежали с оборонительных рубежей, началась массовая эвакуация гражданского населения, причем брошенные дома разграблялись чиновниками военной администрации. Главным опорным пунктом городской обороны был старый штаб Военно-морского флота (Old Navy Headquarters). В этом простом каменном здании постройки 1884 г. помещались полицейский участок и суд. Штаб флота, как и прочие исторические здания — тюрьма «Фанни-Бей» (Fanny Bay Jail) и Рынок Брауна (Brown" s Mart), построенный в 1885 г. — заметно отличаются от современных ураганостойких построек нового Дарвина, среди которых выделяются отель-казино «Даймонд-Бич» (Diamond Beach Hotel Casino), новое здание парламента (Parliament House) и отели «Мелиа» и «Бофорт». 
В городском центре уцелел старый колониальный отель «Дарвин» (Darwin Hotel), в чьем ресторане можно отведать вкуснейший гамбургер из крокодильего мяса, ростбиф из буйвола и баррамунди-гриль. Образ жизни на Крайнем Пределе. 
Несмотря на внешние перемены, природный шарм Дарвина и особый «крайне-предельный» образ жизни объясняют притягательную силу нового города. Дарвин стоит посреди необъятных золотых пляжей, и в сухой сезон (апрель — октябрь) чистейший песок, голубое небо и буйная тропическая растительность (включая приветливо кивающие пальмы) придают ему сходство с райским городом.
Категория: Австралия для туриста и спортсмена | Добавил: fifa2009 (2014-03-06)
Просмотров: 1743 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]