Воскресенье, 2024-07-21, 7:42 AM
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт

Разделы сайта
Хоккеисты (биографии) [26]
Дэвид Бекхэм - легенда из легенд [21]
Он — лучший футболист на свете. Он — футболист, перед которым благоговеет его поколение.
Самые абсурдные нелепости [18]
Правила футболиста [15]
Фигурное катание - слезы на льду [14]
Альберт Шестернев [10]
Футбольные рассказы [52]
Тренер - Гус Хиддинк [12]
Сборная СССР [13]
ФУТБОЛ
Тайна футбола [13]
Как обеспечить безопасность [10]
Мнения о футболистах [10]
Небезопасный спорт [23]
Истории про футболистов [15]
Зинедин Зидан [10]
Старый Локомотив [25]
О тренерах футбольных команд [40]
Футбол в Бразилии [33]
Поразительные факты [26]
Чудаки и оригинали [18]
Спортивная подводная стрельба [18]
Футболисты легенды [73]
Почему футбол? Почему именно он, покорив мир, стал спортивной игрой номер один?
Именитые династии [31]
Беговой длинный день [31]
Мысли о футболе [63]
Путешественники [26]
Система Кацудзо Ниши [22]
Тайные общества [24]
Сестра Земли [24]
Япония при жизни Мусаси [16]
Школа выживания при авариях [22]
Форварды нашего времени [18]
Надежды российского футбола [35]
Великие военные тайны [19]
Австралия для туриста и спортсмена [14]
Про книги [21]
Уникальные факты [56]
Физическая ключевая идея [82]
Чудеса в мире [25]
В Исландии [28]
Футбол на всю жизнь [19]
Футбол в Англии [37]
Именитые спортсмены [69]
Спортивное самбо [39]
История футбола [54]
Мятеж. Революция. Религиозность. [15]
Новости спорта
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
                      

Увлечение спортом

Главная » Статьи » Австралия для туриста и спортсмена

БУШ ТАКЕР

 В меню одного из лучших сиднейских ресторанов вы обнаружите следующее: "Анабару, суп из манго и бурравонга". Это смесь сразу трех блюд из Северной Территории: филе буйвола, жаренное в сетке (чтобы водянистое мясо не пересушилось), тропического манго и бурравонга, австралийского ореха, который впервые упоминается в дневнике знаменитого путешественника XIX в. 
Людвига Лейхгардта.
Далее в меню может стоять морская рыба под кислым соусом из зеленой биллиотской сливы — австралийской ягоды, где витамина С содержится в 5 тыс. раз больше, чем в апельсине. Или куандонг-роудамба — утка, сваренная в соусе из южно-австралийского персика куандонг, экстракта апельсина и брэнди.
 А начать можно с паштета из эму, копченого опоссума или "ведьминых червячков".
Это все блюда из новой гастрономической моды на "буш такер", или, как выражаются более утонченные гурманы, "национальную кухню". Ресторанные шеф-повары наперебой извлекают все новые и новые продукты из бездонного провиантского склада австралийской глубинки и смело смешивают их с европейскими и азиатскими ингредиентами. 
Разумеется, аборигены на протяжении 50 тыс. лет использовали эти "местные продукты". Европейцы впервые пригубили многие из туземных блюд в раннеколониальную пору, когда матросы Первого флота в Сиднее оказались на грани голодной смерти, дожидаясь из Европы кораблей с провизией. Некоторые из них обратились к аборигенам за помощью и те обучили их начаткам науки выживания в буше. Но как только пути движение провиантских караванов из старой Родины наладилось, многие поселенцы с удовольствием вернулись к родной овсянке и пудингу. 
Только фермеры на дальних пределах поселений продолжали готовить себе еду, пользуясь дарами матушки-природы — по крайней мере, вплоть до второй мировой войны, когда в Глушь пришли супермаркеты и холодильники.
 Даже в 1930-е гг. кулинарная книга англичанки миссис Битон включает рецепты блюд, куда входит все — начиная от мяса опоссума и попугая-розеллы до кенгуриного филе.
До 1990-х гг. единственным местным растением, которое культивировали на фермах, был орех макадамия (причем многие австралийцы были уверены, что орех выращивается на Гаваях).
 Местный шпинат, самфайр, был вывезен в Европу сэром Джозефом Бэнксом в 1770 г. и стал применяться во французской кулинарии, но на овощных базарах пятого континента найти его было невозможно. 
Сегодня ученые выяснили, что из 20 тыс. видов произрастающих в Австралии растений около 20 % съедобны. 
И в меню появились бесчисленные названия видов австралийской флоры, пригодной в пищу: орехи банья, дикие розеллы, сливы какаду и иллауарра, лилипили, дикие томаты. Среди новых приправ появились местный листовой перец, анисовый мирт, акация — служащие ароматическими добавками в мороженое и выпечку.
Хотя в австралийской пустыне ежегодно отстреливают до 3 млн. кенгуру, торговля кенгуриным мясом была легализована лишь недавно, (и это при том, что на протяжении многих лет оно импортировалось в США и Европу). 
Мясо кенгуру стало пользоваться большим спросом, отчасти из-за низкого содержания в нем жиров: в нем содержится 1 % жира против 25 % в красном мясе.
Вместе с крокодилом, эму и опоссумом, список новых кулинарных продуктов пополнился угрем, пресноводным окунем и "ведьмиными червяком". Последних часто жарят на сковороде и подают на листе люцерны в изогнутом аборигенном блюде «куламон». Едят этот деликатес руками, держа головку между пальцев. На вкус это нечто среднее между креветками, орешками, свиными шкварами и куриной кожей.
 В австралийской кухне немного столь же экзотических блюд. Вообще-то в основе многих из них — знакомые кулинарные компоненты, которые щекочут небо привычными для европейца любимым привкусами. Вот почему паштет из эму вам скорее всего подадут вместе с компотом из манго, а ягнятина, баррамунди и креветки по-прежнему лидируют в списке кулинарных фаворитов. Впрочем, пройдет ещё немало времени, прежде чем австралийцы европейского и азиатского происхождения осмелятся подать на стол гоанну (гигантскую ящерицу) или ковровую змею. Раздобыть такие деликатесы удастся лишь отчаянным гурманам с авантюристической жилкой, которым придется предпринять опасное путешествие в самое сердце австралийской Глуши (см. главу о туристических маршрутах по местам аборигенов).
УНИКАЛЬНАЯ ФЛОРА И ФАУНА
Чудесная изоляция пятого континента от остального мира обусловила эволюцию его животного и растительного мира. 
Древний возраст материка и воздвигнутый океаном естественный барьер между ним и соседними континентами позволило матушке-природе творить здесь свои эксперименты вне зависимости от событий на других участках земной суши.
 В результате дикая природа Австралии обрела совершенно уникальный характер и процветала вплоть до прибытия сюда белого человека и наступления технологической эры.
За 200 лет белой оккупации природе континента был наесен непоправимый урон. Однако во второй половине ХХ в. движение за охрану природной среды обрело такую мощь, что в экологическое будущее континента можно смотреть с достаточным оптимизмом. 
Среди крупных побед защитников окружающей среды избавление больших участков девственной природы на юго-западе Тасмании от строительства плотины, внесение вымирающих исчезающх видов животных и растений в государственный реестр, ограничение на вырубку дождевого леса вдоль восточного побережья и наконец признание всеми политическими партиями роли экологического движения.
Небывалые млекопитающие. 
Австралийские млекопитающие — поразительные создания. Все они теплокровные и покрыты шерстью, почти все живородящие и выкармливают своих детенышей молоком. Они подразделяются на три отряда: сумчатые, монотремные и плацентарные. Из австралийских животных наибольший интерес представляют сумчатые.
 Детеныши рождаются недоразвитыми, поэтому самки донашивают их в особых сумках, пока малыши не наберутся сил, чтобы передвигаться самостоятельно. Среди австралийских сумчатых можно назвать кенгуру, опоссума и летягу.
Яйцекладущие — самые экзотические среди млекопитающих. Они не рождают живых детенышей, а откладывают яйца. Однако они выкармливают новорожденных молоком и имеют множество других свойств млекопитающих. Наиболее яркими примерами яйцекладущих млекопитающих являются утконос и ехидна. 
Отряд плацентарных включает в себя крупных млекопитающих, известных по другим местам обитания на земле. Впрочем, встречаются в Австралии и совершенно уникальные виды, отсутствующие в других уголках нашей планеты. Местная дикая собака динго относится к плацентарным, однако её завезли сюда 20 тыс. лет назад аборигены-иммигранты.
Во многих местах земного шара ученые обнаружили останки сумчатых в окаменелостях, но только в Австралии есть уникальная возможность изучать их многочисленные популяции в местах естественного обитания. Многие сумчатые травоядны, но некоторые питаются также насекомыми, рептилиями и мелкими млекопитающими.
 Более крупные особи плотоядных — это местные «кошки» и «волки». На самом деле эти животные не имеют никакого отношения к семействам кошачьих или собачьих, и их названия лишь свидетельствуют об ошибке первых попыток классификации этих диковинных тварей. по аналогии с животными северного полушария. 
В качестве примеров можно привести тасманского дьявола и тасманского тигра. Последнее существо, которое по внешнему виду напоминает волка, считается почти вымершим видом, но чудом сохранившиеся одиночки изредка встречается в дебрях тасманских джунглей.
Травоядные сумчатые встречаются в изобилии и давно уже стали традиционной эмблемой Австралии. Достаточно вспомнить пугливых обитателей деревьев коал, а также многочисленные разновидности опоссума, в том числе круглохвоста и сахарную летягу.
 Но без сомнения, самыми знаменитыми остаются прыгающие сумчатые — серые кенгуру, валлаби, валлару и кенгуру-крысы. Кенгуриный профиль давно уже стал привычным геральдическим знаком Австралии, так что многие иностранцы только поражаются, отчего австралийцы с таким азартом охотятся на кенгуру, грозя полостью уничтожить этот вид.
До прибытия в Австралию белого человека с его изощренными сельскохозяйственными орудиями и технологиями, рост популяции кенгуру сдерживался климатом и естественной средой.
 В засуху самки кенгуру инстинктивно воздерживались от спаривания, тем самым накладывая ограничения на прирост стада. Это помогало стадам сохранять источники пищи. Напротив, в урожайные сезоны численность популяции увеличивалась. Когда же ирригация помогла искусственно повысить урожайность пастбищ и запасы пищи, естественный баланс был нарушен, и кенгуриная армия стала расти быстрыми темпами. 
И вскоре расплодившиеся кенгуру стали вести борьбу со стадами овец и коров за пастбищные луга, а фермеры старались отвадить непрошеных едоков со своих земель — причем это было занятие не из простых, учитывая способность кенгуру легко перепрыгивать через овечьи изгороди.
В наши дни профессиональным охотникам выдают лицензии на отстрел кенгуру. 
Забавно, что кенгуриное мясо частенько попадает в кошачьи и собачьи плошки — это можно назвать иронией истории, если учесть, что столь печальная участь постигла кенгуру именно из-за их конфликта с «импортными» животными. 
Теперь численность кенгуриной популяции тщательно контролируется, и хотя многие виды более мелких и редких животных постепенно отступили перед натиском завезенных зверушек, вроде кроликов и диких кошек, едва ли этих рослых величественных прыгунов ожидает вымирание.
Исчезающий коала, вопреки неверному о нем представлению, вовсе не медведь, а очередной экземпляр экзотического травоядного сумчатого Австралии. Его привычка мирно спать в ветвях эвкалипта делала его легкой добычей для охотников, промышлявших его ради прекрасного мха. Отстрел коал принял столь угрожающие масштабы, что начиная уже с 1920-х гг. были предприняты меры по сохранению этого животного. В наше время охота не коал полностью запрещена.
 Родственником коалы является вомбат, но он обитает не на деревьях и питается не листьями — с помощью своих мощных когтистых лап он прорывет траншеи под пнями, упавшими деревьями или в обрывистых берегах. Питается он корнями, листьями и корой.
К редким видам плацентарных млекопитающих относятся фруктовые летучие мыши (иначе — летучие лисы), крысы и мыши. Считается, что эти животные иммигрировали на континент, а не стали результатом местной эволюции, впрочем, они обосновались в Австралии за много веков до появления тут белого человека. Когда европейцы завезли сюда своих собственных мышей и крыс, тут уже обитало около 50 разновидностей этих грызунов.
Пресмыкающиеся и земноводные.
 Рептилии занимают особое место в аборигенском фольклоре и диете, но белые австралийцы не испытывают к ним такой же любви, особенно к ядовитым змеям — тапану, тигровой змее, ядовитому ужу и коричневой змее. Много тут и неядовитых разновидностей вроде ковровой и древесной змеи.
Ящерицы, от крошечных сцинков до исполинских гоанн 2-метровой длины, также встречаются в Австралии в изобилии Самым экзотическим видом является плащеносная ящерица, имеющая кожный воротник вокруг шеи, который в минуту опасности превращается в стоящий торчком «плащ» Эту ящерицу не следует путать с бородатым драконом, получившим свое название за гриву острых шипов-колючек.
Многие горожане уже привыкли к появлению в своих садах голубоязыких ящерок.
 Они питается улитками и насекомыми и хотя не столь преданны как собаки, их содержание в доме обходится, конечно, куда дешевле.
Австралийская пресноводная черепаха не умеет втягивать голову в панцирь, подобно своим азиатским сородичам. Чтобы спрятать голову внутрь, ей приходится изогнуть шею в сторону, а уж потом только убрать самую уязвимую часть тела.
На крайнем севере континента обитают два вида крокодилов. Практически безвредный пресноводный крокодил водится в материковых ручьях и лагунах. 
А вот морской южно-азиатский крокодил — крупный и куда более опасный, впрочем, он нередко уплывает вверх по течению рек далеко от побережья.
В Австралии встречаются масса разновидностей лягушек и жаб. Многие из них мало чем отличаются от своих родственников из Европы и Северной Америки. Многие являются неповторимыми экземплярами австралийской фауны. Одна лягушка, обитающая в пустынях центральной Австралии, например, способна «надуваться» водой и, зарывшись в песок, пережидать длительные засухи. Квинслендская тростниковая жаба — наверное, наиболее одиозное земноводное. 
Этого исполина специально поселили тут для борьбы с тростниковыми паразитами, но жаба размножилась и сама стала представлять опасность для местной фауны, так что экологи теперь ломают голову над тем, как бы уничтожить коварного террориста. Кстати, это ещё один яркий пример дестабилизирующего воздействия «импортированных» видов на местную природу.
Большой Барьерный риф — природная страна чудес, населенная многочисленными рыбами, моллюсками и полипами, которые водятся исключительно в австралийских водах. 
Желающим познакомиться с прибрежным морским царством вовсе не обязательно заниматься подводным плаванием. Достаточно взобраться на вершину какой-нибудь прибрежной скалы — и вашему взору предстанет удивительное скопление креветок, морских звезд, крабов, заросли анемонов и даже осьминогов.
Но только остерегайтесь голубых осьминогов. Это небольшое существо, встречающееся вблизи от берега, очень ядовито. И до сих пор непонятно, в чем причина столь высокой токсичности выпускаемой им жидкости и почему он разрешает иногда играть с собой, но никогда не дастся вам в руки. Коробчатая медуза, которая появляется у пляжей северного побережья, в течение шести месяцев в году представляет (иногда смертельную) опасность.
Первооткрывателей австралийского континента здешний птичий мир поразил не меньше, чем кенгуру и коалы. Тут обитали не белые, а черные лебеди, местный зимородок, которого аборигены называли «кукабурра», издавал душераздирающий хохот, а огромные, но слабокрылые эму в спринтерском забеге могли дать фору лошадям.
Тут живут элегантные сороки, которые возвещают рассвет особым кличем, и горделивые лирохвосты с распущенными веером серебристыми хвостами, которые устраивают экзотические брачные танцы и способны имитировать крики других существ, в том числе и человека. 
Фруктовые деревья на востоке населяют голосистые попугаи. Тут можно встретить и роскошных розелл и лорикит, щеголяющих яркими разноцветными перьями под стать их самолюбивому нраву.
Эксцентричный самец шалашницы возводит замысловатые постройки, где устраивает целые представления для привлечения внимание самки. Он украшает свой дворец яркими безделушками (обычно голубого цвета) — камушками, осколками стекла, блестящими предметами, утащенными из соседних домов. Эвкалиптовая утка откладывает яйца под слой горячего песка, и они лежат там словно в инкубаторе. Меняя толщину песчаного слоя, мать может поддерживать нужную температуру яиц в зависимости от погоды.
 Здесь встречаются и местные виды орлов, ястребов, ворон и кукушек. Открытие пятого континента помогло проследить маршруты миграций многих птиц северного полушария, о которых только и было известно, что они "улетают зимовать на юг".
Большие размеры континента и разнообразие мест обитания объясняет колоссальное количество видов водоплавающих птиц. Первые белые колонисты охотились на них, при последующей культивации прибрежных земель многих из них были согнаны с привычных мест обитания, однако развитие экологического самосознания молодой нации и природоохранные меры спасли многие виды от исчезновения.
Туристов, приезжающих в Австралию в надежде увидеть на улицах городов скачущих кенгуру и коал, дремлющих на крышах телефонных будок, ждет разочарование. 
Подобно диким животным в других частях света, австралийские звери боятся человека. Разумеется, можно сходить в зоологический парк например, в сиднейский Таронга-парк или в Мельбурнский зоосад, и увидеть там многих обитателей австралийского континента — от утконоса до черной змеи. Но лучше всего наблюдать за животными в естественных условиях — если вам удастся остаться незамеченным, вы сможете увидеть их за повседневными делами. 
Но большинству людей такая привилегия недоступна. Тогда им остается посетить один из многочисленных заказников за городской чертой. Здесь на лоне природы и под руководством опытных рейнджеров вы заметите самых удивительных представителей австралийской живности.
Что же касается флоры, то она повсюду куда ни глянь. Вас ожидают прогулки по зеленым пригородам Сиднея и Мельбурна или походы в самое сердце буша, по зарослям джарра в Западной Австралии, или экскурсии в непроходимые джунгли Тасмании. 
Словом, везде вас ждет незабываемая встреча с великим австралийским бушем. Там вы встретите многие виды растений, которые в Европе и Америке считаются редкой экзотикой.
Первым европейцем, кто по достоинству оценил богатый растительный мир Австралии, был ботаник сэр Джозеф Бэнкс, сопровождавший капитана Кука на «Эндеворе». Бэнкс не только заинтересовался богатым разнообразием растительной жизни, но с помощью своих ассистентов собрал богатейший гербарий, сделал многочисленные описания и рисунки своих находок. 
Для энтузиаста Бэнкса этот тяжкий труд был воистину в радость, так что его имя по праву записано на скрижалях австралийской истории.
Капитан Кук придумал название Ботани-Бей (т. е. "Ботанический залив"), увидев, какое ликование вызвали у Бэнкса его ботанические открытия. А сегодня высящиеся вдоль берега рослые бэнксии остаются могучим природным мемориалом знаменитому ботанику. И можно лишь пожалеть, что поколения колонистов-фермеров, хлынувших в этот край вслед за Бэнксом, не испытывали столь же благоговейной любви к местной фауне.
Страна эвкалиптов. Многообразие австралийских эвкалиптов поразительно — от низкорослых, скрюченных, похожих на кусты до высоченных горных великанов. Есть среди них «эвкалипты-призраки», получившие свое название оттого, что при свете луны они излучают призрачно-серебристый отсвет, есть "железные эвкалипты", чья твердая как камень кора способна затупить пилы из закаленной стали. Так что название «эвкалипт» включает в себя множество деревьев, произрастающих в разных климатических поясах и на разных почвах.
Австралия позаимствовала свои национальные цвета — золотой и зеленый — у акации. Древесина австралийской акации столь прочна, что после лесных пожаров она первой возрождается к новой жизни. А весной весь буш купается в золоте её цветов.
 В отличие от мягкодревесных деревьев Европы и Северной Америки, большинство австралийских деревьев имеет очень твердую плоть. Вот почему расчистка земли под пашню была для первых поселенцев тяжкой задачей. Когда же пионеры нападали на мягкодревесные породы, они старались вырубить их под корень. Результатом их рвения стало полное исчезновение кедра из прибрежных лесов.
На Тасмании могучая хуонская сосна стала одним из лучших в мире строительным материалом. Особенно ценится она у судостроителей. 
Лесам джарра в Новом Южном Уэльсе грозит варварская вырубка — на них наступают горнодобывающие предприятия. Древесина джарра и твердоствольная карри тоже отличный строительный материал, и производители древесины активно ищут способы поддержания прироста лесов, борясь с эпидемией так называемой "древесной чумы".
В настоящее время в стране обретает силу движение за восстановление уничтоженных лесных массивов, которые выкорчевывались под пастбища и посевные площади. Так что деревья — источник благодатной тени для скота и преграду для природной эрозии почв — ожидает второе пришествие на австралийскую землю.
В засушливый сезон австралийские пустыни могут показаться бескрайними безводными просторами, но стоит пройти небольшому дождю, как они быстро превращаются в необъятный цветочный рай. 
Цветочные семена могут годами лежать в земле, терпеливо дожидаясь живительной влаги, благодаря которой они дают обильные всходы.
Южный угол Западной Австралии особенно славится своими полями диких цветов. В этом регионе даже возникла целая индустрия выращивания самых экзотических видов. Наиболее известным здешним растением является кенгуриное копыто — очень точное название, потому что цветок по форме и впрямь напоминает заднее копытце кенгуру. Среди других видов диких цветов засушливых районов можно назвать пустынный горошек Стерта — даже небольшого количества влаги достаточно, чтобы вызвать его бурный рост.
Понимание богатого климатического и географического многообразия Австралии позволяет оценить все богатство растительного мира континента. От буйных тропических джунглей северного Квинсленда до хрупких цветов прохладного высокогорья Нового Южного Уэльса — австралийская флора поразит вас своей бесконечной разноликостью. 
Есть виды растений, которые во множестве встречаются почти повсеместно, вне зависимости от климата, характера почвы и присутствия человека. Самым распространенным деревом является акация. Туристы сразу заметят это дерево с тонкой и густой листвой, похожей на длинную траву. Иногда эти деревья называют «аборигенами» — из-за похожих на копья листья, ощетинившиеся из центра ствола, который иногда достигает 5-метровой длины.
 Как и фауна Австралии, местный растительный мир оказался трансформирован под воздействием импортированных видов деревьев, трав, кустарников, и растений. В иных случаях такие иммигранты бесконтрольно разрастались по австралийской земле, полностью нарушая экологический баланс целых регионов. Однако, многие жители городов и сельской местности давно уже осознали важность сохранения местной флоры в первозданном виде.
 В городах высадка исконных видов деревьев привела к возвращению сюда птиц и насекомых, а это в свою очередь стимулировало процесс естественного опыления, который обеспечивают птицы и пчелы. Спустя более 200 лет после того, как сэр Бэнкс пришел в восторг от богатства природного мира пятого континента, школьные учителя привычно проводят уроки "родной ботаники" в лесу или в заповеднике, обучая своих учеников понимать и любить неповторимую и ни с чем не сравнимую дикую природу Австралии.
Категория: Австралия для туриста и спортсмена | Добавил: fifa2009 (2014-03-06)
Просмотров: 2281 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]