Воскресенье, 2017-12-17, 2:41 PM
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Вход на сайт

Разделы сайта
Хоккеисты (биографии) [25]
Дэвид Бекхэм - легенда из легенд [21]
Он — лучший футболист на свете. Он — футболист, перед которым благоговеет его поколение.
Самые абсурдные нелепости [17]
Правила футболиста [15]
Фигурное катание - слезы на льду [14]
Альберт Шестернев [10]
Футбольные рассказы [50]
Тренер - Гус Хиддинк [12]
Сборная СССР [13]
ФУТБОЛ
Тайна футбола [13]
Как обеспечить безопасность [12]
Мнения о футболистах [10]
Небезопасный спорт [32]
Истории про футболистов [16]
Зинедин Зидан [10]
Старый Локомотив [28]
О тренерах футбольных команд [40]
Футбол в Бразилии [31]
Поразительные факты [26]
Чудаки и оригинали [18]
Спортивная подводная стрельба [19]
Футболисты легенды [77]
Почему футбол? Почему именно он, покорив мир, стал спортивной игрой номер один?
Именитые династии [31]
Беговой длинный день [31]
Мысли о футболе [54]
Путешественники [26]
Система Кацудзо Ниши [20]
Тайные общества [24]
Сестра Земли [23]
Япония при жизни Мусаси [16]
Школа выживания при авариях [22]
Форварды нашего времени [18]
Надежды российского футбола [31]
Великие военные тайны [19]
Австралия для туриста и спортсмена [14]
Про книги [22]
Уникальные факты [39]
Физическая ключевая идея [41]
Чудеса в мире [25]
В Исландии [29]
Футбол на всю жизнь [19]
Футбол в Англии [33]
Именитые спортсмены [89]
Спортивное самбо [39]
История футбола [54]
Мятеж. Революция. Религиозность. [15]
Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Новости спорта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
                      
Главная » 2014 » Апрель » 25 » Медитация реализует утопию на земле
2:07 PM
Медитация реализует утопию на земле
Учитель, с того момента, как человек стал разумным, в его сознании постоянно живет стремление к лучшей жизни, к утопии. Но в то же время он все больше боится своих иррациональных сил. Как вы это прокомментируете?
* * *
Стремление к утопии - это, главным образом, стремление к гармонии личности и общества. Гармония никогда не существовала, нас всегда окружал хаос.
Общество состоит из различных культур, различных религий, различных стран, но все это предрассудки. Ни одну из этих составляющих нельзя считать достоверной.
Такое разделение показывает, что человек внутренне разделен. Внешнее разделение - это проекция раздирающих его внутренних конфликтов. Внутри он не един, именно поэтому он не в состоянии создать единое общество, единое человечество.
Причина находится не снаружи. Все, что происходит в мире, лишь отражает внутреннее состояние человека.
Человек произошел от животных. Даже если Чарльз Дарвин не прав... Его теория эволюции, согласно которой человек произошел от обезьяны, кажется немного детской, потому что за последние несколько тысяч лет ни одна обезьяна почему-то не превратилась в человека. Так что несколько странно, почему одни обезьяны сумели превратиться в людей, а остальные продолжают тянуть лямку обезьян, причем нет никаких признаков, что в ближайшее время они собираются переродиться.
Кроме того, он не смог найти связующее звено между человеком и обезьяной. Ведь любой процесс развития происходит поэтапно, а не скачками. Обезьяна не может просто так совершить скачок - и превратиться в человека. Должен быть долгий процесс эволюции, с множеством промежуточных стадий. Но почему-то эти стадии отсутствуют. Чарльз Дарвин посвятил всю свою жизнь поиску этого недостающего звена, но так ничего и не нашел.
Интересно, что, по мнению восточных мистиков, человек действительно эволюционирует от обезьян, но не в смысле эволюции тела, а в смысле эволюции его сущности. И это выглядит намного разумнее. Чарльз Дарвин становится непопулярным в научных кругах. Сейчас спор выигрывают антидарвинисты, а дарвинизм себя изжил. Это была игра ума.
Но оказывается, что в восточном мистицизме есть такая же теория, но только в ней не тело обезьяны превратилось в тело человека, а душа обезьяны; душа слона или душа льва может развиться в человека. Сначала эволюционирует душа, а затем, в соответствии с потребностями души, природа наделяет ее телом. Так что это не эволюция тела, а духовное родство.
Эту точку зрения основательно поддерживают современные психоаналитики, в частности, школа Карла Густава Юнга, поскольку в коллективном бессознательном человека есть воспоминания, которые относятся к животному царству.
Если человека ввести в состояние глубокого гипноза, то сначала он погружается в сферу своего подсознания, то есть в вытесненную часть своей жизни. Если гипноз становится еще более глубоким, человек погружается в сферу коллективного бессознательного, где сохранились воспоминания о том, что он был животным.
Люди начинают рычать, ведь на этой стадии развития они не могут разговаривать. Они начинают выть и реветь, ведь у них нет речевых способностей. Они ухают и скулят, как звери. Если им в этот момент разрешить двигаться, то они становятся на четвереньки, поскольку прямохождение им неизвестно.
В коллективном бессознательном человечества есть воспоминания о том, что когда-то давно человек обладал телом животного. Причем разные люди произошли от разных животных. Может быть, в этом и заключается причина такой существенной разницы между отдельными людьми. Иногда можно даже заметить сходство человека с определенным животным: кто-то ведет себя как собака, кто-то похож на лисицу, а кто-то царствует, как лев.
Об этом же свидетельствуют фольклор, античные басни Эзопа и "Панчатантра"в Индии, это самые древние первоисточники. Все истории в них рассказываются о животных, но за этими животными легко угадываются определенные типы людей.
Возможно, ошибка Чарльза Дарвина заключалась в том, что он искал лишь недостающее звено между физическими телами. А между телами не может быть никакой связи. И, возможно, восточный мистицизм прав, когда утверждает, что человек эволюционировал от животных духовно.
В человеке по-прежнему сильны животные инстинкты: ярость, ненависть, ревность, жажда обладания, хитрость. Все, что кажется таким отвратительным в человеке, имеет глубокие корни в коллективном бессознательном. Задача духовной алхимии как раз и состоит в том, чтобы показать, как человеку избавиться от своего звериного прошлого.
Если человек не изживет в себе зверя, он останется внутренне разделенным. Животное прошлое и человеческое настоящее не могут сосуществовать как единое целое, потому что человечность подразумевает совсем другие качества. И вот человек становится лицемером.
Формально он ведет себя по-человечески, следует идеалам человечества - идеалам любви и истины, свободы, нестяжательства и сострадания. Но это лишь очень тонкий внешний слой: неожиданно притаившийся зверь может выскочить наружу. Это может спровоцировать любая мелочь. Так или иначе, проявляется этот внутренний зверь в человеке или не проявляется, человеческое сознание разделено.
Такое разделенное сознание порождает извечную тоску и поднимает вопросы: как отдельному человеку стать гармоничным целым? Как сделать общество гармоничным целым, таким обществом, в котором нет ни войн, ни конфликтов, ни классов, ни разделения по цвету кожи, кастам, религиям, нациям?
Из-за людей вроде Томаса Мора, написавшего книгу "Утопия", слово "утопия" стало синонимом всех идеалистических целей. Но они не поняли суть проблемы. Вот почему их стремление к реализации утопии никогда не осуществится. Если вы мечтаете об идеальном обществе, о рае, то знайте, что это несбыточная мечта. В обществе существует столько неразрешимых конфликтов, что его невозможно сделать гармоничным.
Каждая религия хочет завоевать весь мир, а не стать гармоничной.
Каждая страна хочет завоевать весь мир, а не стать гармоничной.
Каждая культура хочет распространиться по всему миру и уничтожить все прочие культуры, а не установить гармонию между ними.
Поэтому утопия становится синонимом чего-то воображаемого, придуманного. В мире есть мечтатели. Само слово "утопия" означает: "то, что никогда не осуществится". Но человек не сдается и продолжает мыслить в этих категориях снова и снова. Видимо, это какое-то глубоко укорененное стремление... Но он мечтает не о причине, а о симптомах, и именно поэтому все его мечты несбыточны. Он не доискивается до причин. А причины надо искать в людях.
В действительности утопия реализуема.Гармоничное человеческое общество возможно, должно быть возможно, потому что оно предоставляет максимальную возможность для каждого человека развиваться и быть самим собой. В таком обществе перед человеком открываются величайшие возможности.
Поэтому общество, которое мы видим сейчас, кажется совершенно идиотским.
Утописты - вовсе не мечтатели, а ваши так называемые реалисты, осуждающие утопистов, самые настоящие болваны. Но и те, и другие согласны в том, что в обществе пора многое менять.
Князь Кропоткин, Бакунин и их последователи хотели, чтобы все правительства были распущены, как будто это от них зависит, и стоит им только сказать, как все правительства прекратят свою деятельность. Самые большие утописты - это анархисты. Когда их читаешь, возникает ощущение, что они говорят все правильно. Но у них нет средств для воплощения этих идей на практике и ни малейшего представления о том, как их можно осуществить.
А еще есть Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Владимир Ленин - марксисты, коммунисты и социалисты всех мастей, связанные с мечтателями разных направлений. Даже у Джорджа Бернарда Шоу было собственное представление о социализме и свое общество последователей, которое называлось "Фабианским обществом". Он пропагандировал своего рода социалистический мир, в корне отличающийся от коммунистического мира, который существует сегодня.
Еще есть фашисты, которые считают, что это вопрос контроля и большей власти со стороны правительства; на противоположном полюсе находятся анархисты, которые не хотят никаких форм управления, потому что именно государственное управление - корень всего зла в мире. И есть фашисты, которые хотят, чтобы вся власть перешла в руки диктатора.
Общество распадается на части из-за демократической идеи, потому что при демократии последний нищий становится правителем. Он решает, кто должен править; но он самый невежественный, у него нет никакого представления о системе власти. Толпа нищих решает, какой должна быть форма правления. Поэтому, по мнению фашистов, демократия - это власть толпы, а не настоящая демократия, которая в принципе нереальна.
По мнению коммунистов, ключевая проблема кроется в классовом разделении на бедных и богатых. Они считают, что чем скорее вся государственная власть перейдет в руки бедных, установится диктатура пролетариата, все классы исчезнут и воцарится равенство, тем раньше отпадет нужда в любом государстве.
Все они заботятся об обществе. И в этом заключается их коренная ошибка. Насколько я понимаю, утопия - это не что-то в принципе невозможное, напротив, это нечто возможное; но надо обратиться к причинам, а не к симптомам. А причины коренятся в людях, а не в обществе.
Например, Советская Россия существует вот уже семьдесят лет, но до сих пор коммунистическая революция не смогла уничтожить диктатуру. Ленин считал, что диктатура просуществует максимум десять-пятнадцать лет, и этого будет вполне достаточно, потому что за этот срок общество всех уравняет, поровну распределит между всеми народное достояние, и необходимость в самом государстве отпадет.
Но через пятнадцать лет выяснилось, что в тот момент, когда вы избавляетесь от искусственно созданного государства, люди снова перестают быть равными. Снова появляются богатые люди, и снова появляются бедные люди, потому что в самих людях есть нечто такое, что делает их богатыми или бедными. Поэтому их приходится держать чуть ли не в концентрационных лагерях, если хочешь, чтобы они оставались равными. Но, согласитесь, это довольно странный вид равенства, при котором уничтожается свобода и индивидуальность, и все находятся в концлагерях.
А ведь основная идея состояла в том, чтобы каждый человек получил равные возможности. Чтобы его потребности удовлетворялись в равной степени. Он будет иметь все то, что имеют другие. Он будет делиться со всеми всем, чем обладает.
Но в результате происходит все в точности наоборот. Коммунисты практически уничтожили людей, которым они пытались дать равенство, и свободу, и все блага, которыми должен распоряжаться каждый человек. Они уничтожают человеческую индивидуальность. Они опасаются каждого отдельного человека. А причина заключается в том, что они до сих пор не осознают, что нет никакой разницы в том, сколько времени существует искусственно созданное государство, - семьдесят или семьсот лет.
В тот момент, когда вы убираете контроль, появляется горстка людей, которые знают, как разбогатеть, и горстка людей, которые знают, как обеднеть. И они начинают повторять старую песню заново.
В начале они пытались... вспомните, Карл Маркс выдвинул идею, что при коммунизме не будет браков. И он скрупулезно обосновывал, что брак возник в результате появления частной собственности. Его логика безупречна. Были времена, когда браки не заключались. Люди жили племенами и спаривались, как животные.
Проблема возникла лишь тогда, когда люди, которые оказались более хитрыми, более умными, более сильными, сумели получить что-то в собственность. Потом они захотели, чтобы после их смерти собственность перешла к их детям. Это вполне естественное желание. Если человек работает всю свою жизнь и накапливает собственность, землю или создает царство, - все это должно достаться в наследство его детям.
При помощи своих детей, в которых течет его кровь, он по-прежнему будет править и владеть. Это своеобразная замена бессмертию, потому что продолжение рода гарантирует: "Меня здесь не будет, но здесь останется мой ребенок - он будет меня представлять, он моя кровь и моя плоть. А потом он оставит после себя своего ребенка, и так будет продолжаться всегда. Поэтому я обрету бессмертие. Я не могу жить вечно, но могу найти замену бессмертию".
Вот для чего создавался институт брака; если бы не это, мужчине лучше было бы нежениться, потому что брак - это ответственность за детей, за жену. Когда женщина беременна, ты обязан ее кормить... Были времена, когда мужчине не приходилось взваливать на свои плечи эту ответственность. Женщина отвечала за все сама.
Но мужчина жаждал бессмертия. Он хотел, чтобы его собственностью владели родные дети. А женщине требовалась защита - она была уязвима. Во время беременности она не могла работать, не могла ходить на охоту, ей нужно было плечо, на которое она могла опереться.
Поэтому по обоюдному согласию и в интересах обоих партнеров заключался контракт, что они останутся вместе и ни в чем друг друга не предадут. Все это делалось с одной целью - сохранить чистоту крови.
Итак, идея Маркса состояла в том, что когда наступит коммунизм и собственность станет коллективной, брак станет бесполезным, потому что исчезнет частная собственность. Твой сын ничего не получит в наследство.
В сущности, если ты не обладаешь своей собственностью, ты не можешь содержать свою женщину; женщина - это тоже собственность. И не можешь содержать своего сына или дочь, потому что дети тоже являются частной собственностью. Так что с исчезновением частной собственности браки отмирают.
Так вот: вскоре после революции в течение двух или трех лет в России осуществлялась попытка уничтожения браков, но она оказалась безуспешной. Частная собственность исчезла, но люди вовсе не были готовы отменить браки.
А еще государство обнаружило, что если брак будет уничтожен, вся ответственность падет на плечи государства, ему придется заботиться о детях, о женщинах... Тогда зачем брать на себя лишнюю ответственность? Это же не шутки. Лучше уж сохранить браки.
Поэтому они сменили политику; позабыли о Карле Марксе с Фридрихом Энгельсом, потому что понадобилось всего три года, чтобы понять: отмена браков создаст большие трудности, да и люди этого не хотят.
Но люди также не хотели расставаться с частной собственностью - у них отбирали ее насильно. Из-за крошечной частной собственности были уничтожены миллионы людей. Кто-то имел крошечный надел земли площадью несколько акров, у кого-то была коза... все должно было национализироваться.
Хотя люди были бедны, они все равно не хотели расставаться со своей собственностью. У них, по крайней мере, было хоть что-то, а теперь у них забирали даже это. Они хотели что-то получить, для этого совершали революцию и сражались за нее. Теперь же оказалось, что у них забирают даже то, что у них было. Это национализировалось и переходило в собственность государства...
Национализировались даже куры и коровы, а человек не хотел отдавать свое, кровное... ведь это было всем, что он имел. Или маленький домишко... а человек не хотел отдавать это государству.
Пришлось убить миллионы человек, чтобы заставить всю страну осознать, что национализация неизбежна. Если ты не хотел отдавать государству свою единственную корову, тебя убивали.
Государство считало, что люди с удовольствием расстанутся друг с другом... но это как раз к вопросу о том, что логика и теория никогда не учитывают психологию человека.
Да, все это правда, брак действительно возник с появлением частной собственности, вернее, стал следствием ее появления. Логически с отменой частной собственности институт брака должен был отмереть. Но здесь не учитывается человеческое сознание. Когда человека лишили частной собственности, люди стали еще большими собственниками по отношению друг к другу, потому что иной собственности у них не осталось.
Логика - это одно... но до тех пор, пока мы не попытаемся понять человека с психологической, а не логической точки зрения, мы всегда обречены на совершение ошибок.
Оказалось, что Маркс ошибался.
Когда у людей все забрали, они вцепились друг в друга мертвой хваткой, гораздо сильнее, чем раньше, потому что теперь это была их единственная собственность: жена, муж, ребенок... В их жизни образовалась пустота, а тут вдруг собираются национализировать их супруга. Сама идея была им невыносима, потому что разум и традиции подсказывали: "Это проституция". У них хотели национализировать детей, но разве для этого они совершали революцию?
Так что в итоге государству пришлось идти на попятную и изменить политику, поменять конституцию. В первой конституции они декларировали, что теперь брака не будет; вопрос развода даже не поднимался. Не прошло и трех лет, как пришлось все менять.
И надо сказать, что сейчас в России браки гораздо крепче, чем во всем остальном мире. Развестись в России гораздо труднее, чем в других странах, поскольку государство не хочет ненужных перемен. Разводы порождают необходимость бумажной работы и бюрократии. Поэтому государству выгоднее, чтобы люди сохраняли брак и без необходимости не меняли партнеров. Кроме того, при разводе возникают проблемы с детьми: кому они остаются - отцу или матери. Это тоже лишние хлопоты.
Государство заботится об эффективности: меньше бумажной работы, меньше бюрократии; а люди хотят разводиться и не способны мыслить на государственном уровне, поэтому развода добиться очень трудно.
Со временем выяснилось, что не удается сохранять равенство людей без принуждения. Но тогда что же это за утопия, которую надо сохранять силой? А поскольку в руках коммунистической партии находились все рычаги власти, появился новый вид разделения, новый класс бюрократов: те, кто обладает властью, и те, кто не обладает властью.
В СССР очень трудно было стать членом коммунистической партии, потому что это означало проникновение в круг правящей элиты. Коммунистическая партия состояла из многих первичных ячеек, и прежде чем вступить в партию, человек должен сначала быть принят в промежуточную группу, чтобы члены партии смогли всеми возможными способами убедиться в его лояльности. Если в результате проверок человек доказывал свою абсолютную надежность, ему разрешалось вступать в партию. А партия неохотно увеличивает членство в своих рядах, потому что это означает разделение власти.
Партия хочет оставаться малочисленной, чтобы рычаги власти находились в руках небольшой группы людей. Это могущественный класс. На протяжении семидесяти лет одна и та же группа людей правит страной, а вся страна остается при этом бесправной.
При капиталистическом или феодальном режиме люди никогда не обладали подобным бесправием. Во времена царизма они не были такими изгоями. Если бедняк был достаточно умен, он мог разбогатеть. В Советском Союзе это было не так просто. Ты можешь быть очень умным, но тебе не так легко перейти из класса "бесправных" в класс "полноправных".
В капиталистическом обществе всегда есть динамика, мобильность, потому что в нем существуют не только бедные и богатые люди; есть многочисленный средний класс, и этот класс очень подвижный. Какое-то количество людей из среднего класса переходит в разряд богатых людей, а какое-то - в разряд бедных. Ряды среднего класса пополняются за счет определенного процента людей из класса бедняков; некоторое количество богатых людей опускается до уровня среднего класса или даже разоряется и пополняет ряды бедняков... Короче, это процесс динамический.
В коммунистическом обществе царит полная статика. Классы совершенно отрезаны друг от друга.
Революционеры собирались построить бесклассовое общество. Но вместо этого появилось общество с самым жестким отношением к статическим и обособленным друг от друга классам.
Практически, это повторение индуизма.
То, что коммунисты совершили в России, Ману сделал пять тысяч лет назад в Индии. Ману разделил общество индусов на четыре класса. Такое общество совершенно лишено мобильности. Чтобы быть брамином, ты должен родиться брамином. Иного пути стать брамином не существует. Это высший класс, это верхушка общества. Под номером два проходят воины, цари - кшатрийи. Но чтобы быть кшатрийей, ты должен им родиться. О том, чтобы статькшатрийей, не может быть и речи. Есть еще третий класс - класс вайшьев, деловых людей, ты должен родиться вайшьей. А четвертый класс - это шудры, неприкасаемые.
Каждый индус рождается в определенной касте. Вот почему в то время, когда христианство начало обращать в свою веру индусов, на это с готовностью откликнулось так много шудр. Будучи христианами, они, по крайней мере, становились прикасаемыми. В индусской среде шудры считаются неприкасаемыми, и у них нет ни малейшего шанса изменить эту ситуацию.
Всю свою жизнь ты остаешься тем же, кем были твои предки на протяжении пяти тысяч лет. За пять тысяч лет оформилось стратифицированное общество. Если кто-то из предков был сапожником, его потомки пять тысяч лет чинят обувь. Потомок сапожника не может заниматься другой работой, он не имеет права учиться другой профессии. Это запрещено.
Индусы никогда не занимались обращением иноверцев в свою веру. И все потому, что тут же возникал вопрос: если ты обращаешь кого-то в свою веру - в какой класс ты намереваешься поместить этого человека? Христианство занимается обращением в свою веру, потому что в нем нет классификации. Ты просто становишься христианином. Если тебя обращает в христианство католик, ты становишься католиком, а если протестант - протестантом.
Но в индуизме все не так просто, потому что сначала надо решить вопрос, в каком классе ты окажешься? Брамины к себе не пустят, а стать шудрой, неприкасаемым, тебе не улыбается. В чем тогда смысл обращения в другую веру? В том, чтобы ты стал неприкасаемым? Даже твоя тень будет неприкасаемой. А брамин будет обязан принять ванну, если на него падет тень шудры. Сам шудра его не коснулся, но на него пала тень шудры. Оказывается, тень тоже неприкасаема.
Хотя индуизм - это одна из самых древних религий, число его последователей неуклонно падает. По всей Азии распространился буддизм, которому всего двадцать пять веков от роду. Индуизму не менее десяти тысяч лет, если не больше, но он не нашел широкого распространения из-за предопределенности рождения. Ты можешь быть последователем индуизма лишь по рождению, - точно так же, как ты можешь быть иудеем только по рождению. А это две самые древние религии. В сущности, это две фундаментальные религии.
Христианство и ислам - это отпрыски иудаизма, а джайнизм и буддизм - отпрыски индуизма. Джайнизм и буддизм появились в результате мятежа второго класса, класса кшатрийев, воинов. Кшатрийи обладали властью. Это были цари, это были солдаты, в их руках находилась власть, но при этом брамины все равно были надними. Естественно, рано или поздно они должны были взбунтоваться, что они и сделали. Гаутама Будда и Махавира были представителями второго класса, но норовили попасть в высший класс.
Кшатрийи обладали реальной властью, а брамины - нет. Тогда почему брамины должны считаться высшим классом? Начался бунт.
Но довольно странно, что из этих двух религий, буддизма и джайнизма, по всей Азии распространился только буддизм. Джайнизм даже не вышел за пределы Индии. Буддизм, напротив, из Индии исчез, но захватил всю Азию. А причина заключалась в том, что сострадательная душа Будды позволила любому человеку стать буддистом.
Хотя джайны вроде бы восстали против индуизма, их сознание оставалось прежним, и они все так же считали себя выше остальных двух классов. В то же время они хотели подняться над браминами. Но они никогда никого не обращали в свою веру, потому что было непонятно, кого им обращать? Брамины не захотят обращаться в джайнизм, - они и без того выше всех. Захотят только шудры, потому что так они смогут подняться выше. Но джайны - Махавира и его группа - не настолько им сострадали, чтобы принять к себе.
Поэтому джайнизм нельзя назвать полноценной культурой, поскольку он во всем вынужден полагаться на индуизм. Джайнизм остается лишь философией. Ни один джайна не чинит обувь - пусть это делает шудра в индуизме. Ни один джайна не моет туалеты - эту работу должен выполнять шудра.
В итоге джайнизм стал очень малочисленной религией с ограниченным числом последователей. Поскольку они покинули индуизм, они не только не стали выше браминов, но даже выпали из числа представителей второй категории. Они перестали считаться кшатрийями. Они больше не были воинами, и не могли ими быть, поскольку исповедовали ненасилие. Им пришлось отказаться от идеи сражений, поэтому им оставался лишь один путь - стать вайшьями, деловыми людьми.
Если ты спускаешься ниже, тебе никто не мешает. Так они перешли из второго класса в класс третий, превратившись в деловых людей. Так что их восстание окончилось крайне плачевно. Джайны хотели подняться выше первого класса, а спустились до уровня третьего.
Кроме того, они всецело зависят от индуизма. Для выполнения ручной работы им нужны рабочие, потому что сами они не работают. А поскольку они стали деловыми людьми, то постепенно сблизились с вайшьями, деловыми людьми в индуизме. Они даже начали вступать в браки друг с другом.
Им пришлось обращаться к браминам, чтобы те за них молились, а за это они предлагали браминам деньги, которые у них всегда водились. Поэтому брамины молились за джайнов, которые выступают против брахманизма, против индуизма; но джайнам приходится во всем полагаться на индуистов. Обувь им шьют шудры, туалеты им моют шудры. Их собственность защищают кшатрийи, потому что сами джайны не имеют права брать в руки меч. Они не могут убивать, сражаться, идти на войну. Функции их сил безопасности выполняют представители расы кшатрийев. А их священники - брамины.
Ману основал это статичное общество, которое сохранилось и по сей день, пять тысяч лет назад. Это тоже была своего рода утопия, ибо он считал, что в таком обществе никогда не будет классовой борьбы.
Считается, что классовой борьбы можно избежать двумя способами. Первый: уничтожить классы и, таким образом, избежать классовой борьбы... это воплощал на деле коммунизм, но потерпел неудачу, так как появился новый класс правящей партийной верхушки. Есть и другой способ: настолько стратифицировать общество, чтобы никто не мог переходить из одного класса в другой. Нет борьбы - значит, нет конкуренции.
Брамин остается брамином; он продолжает оставаться на вершине, причем неважно, беден он или богат. Бизнесмен остается бизнесменом. Да, он богат, но при всем своем богатстве он не может стать брамином, купить членство в высшей касте, не может подняться выше. Несмотря на все свое богатство, он остается представителем третьего класса. Шудры остаются шудрами; они должны выполнять всю черную и грязную работу. И никуда от этого не деться.
Да, это была утопия. Предполагалось, что если классы остаются совершенно статичными, между ними не будет борьбы и конкуренции. В каком-то смысле Ману преуспел больше, чем Карл Маркс, потому что на протяжении пяти тысяч лет его идея продолжает реализовываться на практике, и в индуистском обществе Индии никогда не было классовой борьбы.
В этом обществе есть бедные, есть богатые, но это не составляет проблему для индуизма. Его реальная проблема - это четыре абсолютно статичных класса. Статичность весьма опасна, поскольку мешает людям двигаться в том направлении, где они могут полностью себя реализовать. Шудра мог бы оказаться великим воином, но ему никогда не позволят это доказать. Брамин мог бы оказаться прекрасным промышленником, но он не может опуститься ниже своей касты.
Итак, кастовость спасала общество от классовой борьбы, но уничтожала личность и полноту реализации ее потенциальных возможностей. Дух уничтожался. То же самое происходит при коммунизме: индивид уничтожается, его дух уничтожается. Он не может подняться наверх, даже если способен на это.
Во всем мире предпринимались попытки построить гармоничное человеческое общество, но все эти попытки заканчивались неудачей, потому что никто никогда не задумывался над вопросом: почемуобщество изначально не гармонично?
Общество не гармонично потому, что каждый человек внутренне разделен, а его внутреннее разделение проецируется на общество. До тех пор, пока человек не станет внутренне целостным, мы не сможем реализовать утопию и создать гармоничное общество в масштабах мира.
Поэтому единственный способ воплотить на практике утопию заключается в следующем: сфера вашего сознания должна неуклонно расширяться, а сфера вашего подсознания должна неуклонно сужаться. Наконец, настанет такой момент, когда в вашем подсознании ничего не останется, и вы превратитесь в чистое сознание. Тогда исчезнет внутреннее разделение.
Человек, который представляет собой чистое сознание, способен проявить огромное упорство при создании общества, в котором не будет разделения. Иными словами, только достаточно просветленное общество может считаться гармоничным. Это общество людей просветленных, медитирующих и внутренне не разделенных.
Вместо того чтобы размышлять о революции и изменении системы, нам надо больше задумываться о медитации и изменении индивидуального человека. Только тогда можно надеяться, что придет день, когда все разделение в обществе исчезнет. Но сначала надо избавиться от внутреннего разделения в человеке - и это вполне реально.
До сих пор это была революция. В центре внимания было общество, его система, но вновь и вновь ничего не получалось. Теперь в фокус внимания попадает индивид; не революция, а трансформация.
И это вовсе не так трудно, как считают люди. Они легко тратят шесть лет своей жизни на получение степени магистра в университете и не считают это пустой тратой времени, хотя в действительности эта степень ничего не значит.
Все упирается в понимание значимости медитации. Тогда миллионам людей не составит особого труда стать внутренне неразделенными. Это будет первая группа людей, представляющих гармоничное человечество. А их гармоничность, их красота, их сострадание, их любовь отдадутся эхом в душах людей всего мира.
Я направляю все усилия на то, чтобы превратить медитацию в науку, чтобы медитация не имела ничего общего с религией. Тогда медитацию может практиковать любой человек независимо от своего вероисповедания. Неважно, кто он: христианин или индус, иудей или мусульманин. Его религия не имеет значения, он все равно может медитировать. Он может быть нерелигиозным человеком, атеистом - и все равно медитировать.
Медитация должна стать чем-то вроде пожара. Тогда у нас появится надежда. Люди готовы; они жаждут облагораживания общества. Общество в его нынешнем виде безобразно, отвратительно. В лучшем случае, оно сносно. Каким-то образом людям удается его терпеть. Но терпеть - это не самое приятное состояние.
Общество должно быть праздничным. Оно должно приносить счастье людям. Оно должно радовать сердца людей.
Как только в человеке исчезнет эта внутренняя перегородка, с его глаз упадет пелена, он сам все отчетливо увидит. Это не вопрос знания, а вопрос ясности видения. Он может видеть каждое измерение, каждое направление с такой чистотой, с такой глубокой ясностью и восприимчивостью, что ему вовсе не понадобятся знания. Ясность даст ему ответы на вопросы, на которые не сможет ответить знание.
Идея утопии преследует человека, словно тень, в течение тысячелетий. Но почему-то эта идея переплелась с идеей изменения общества, а об отдельном человеке забыли.
Никто не обращал внимания на отдельного человека, и в этом заключалась основная причина всех проблем. Но поскольку индивид кажется таким маленьким, а общество - таким огромным, люди считают, что мы можем изменить общество, а уж тогда изменятся и люди.
Но это заблуждение, так не бывает, потому что "общество" - это всего лишь понятие. Есть отдельные люди, никакого общества нет. У общества нет души, поэтому в нем ничего нельзя изменить.
Можно изменить только отдельного человека, каким бы маленьким он ни казался на фоне общества. А если вы знаете, как изменить отдельного человека, то это знание может распространиться на всех людей на планете.
У меня есть предчувствие, что придет такой день, когда у нас появится гармоничное общество, которое будет намного лучше всех представлений об обществе утопистов, которые они выдвигали в течение тысячелетий.
Реальность окажется намного прекрасней.
"Свет на пути", занятие 30,
4 февраля 1986 г.
Категория: Мятеж. Революция. Религиозность. | Просмотров: 781 | Добавил: fifa2009 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]